Алексей Петров: Мы, ветераны, пишем, как видим и переживаем

92
Фото: Ярослава Матвеенко

С 22 по 26 мая в Киеве на территории Мистецкого Арсенала прошел IX Международный фестиваль «Книжный Арсенал».  Ветеранская палатка, поставленная прямо посреди двора, где продавали военную литературу, создала большой ажиотаж среди посетителей.  Корреспондентка «Журналиста» Ярослава Матвеенко взяла интервью у участников этого необычного проекта.

Книга Алексея Петрова «Кофе с привкусом пепла» является одним из лидеров продаж и, по мнению многих читателей и авторов, входит в список обязательных к прочтению книг, написанных ветеранами. В книге речь идет о событиях с марта 2014 года по июль 2015 в Мелитополе, Запорожье, зоне АТО, секторах «Б» и «М».

Поделитесь детскими литературными воспоминаниями.  Что читаете, читали?  Любимые книги и авторы, герои?

Я ребенок Советского союза, все мое детство и юность пришлись на 1980-е гг. Как и все ребята, много читал о приключениях и войне.  Литературы тогда было немного, и она была достаточно интересной.  Джек Лондон, Майн Рид… Юрия Бондарева «Горячий снег» перечитал раз пятьдесят.  Лет в 17 это был роман Владимира Богомолова «В августе сорок четвёртого».  80% литературы, которую мы читали, были посвящены Второй Мировой войне и вовсе не из школьной программы.  «Войну и мир» прочитал, признаюсь, максимум страницу.  В младшей школе прочитал «Спартака» Джованьоли.  В школьной библиотеке мне ее не дали, сказали, еще мал, поэтому пришлось одолжить у соседей.  Я ее просто проглотил.

Время для чтения есть, но книги я почему-то перестал читать.  Я знаю, что это мое белое пятно.  Очень много информации сейчас, я бы сказал, слишком.  Мы читали в детстве вот так активно из-за недостатка информации.  У нас были один-два канала, газеты.  Я понимаю, что нужно восстанавливать, читать классику.  Недавно, правда, прочитал «Наследник из Калькутты» Роберта Штильмарка – великолепная приключенческая книга.  Если мне что-то нравится, могу читать бесконечно.  Года два назад перечитал «Проклятые короли» Мориса Дрюона, книга, которая мне понравилась еще в юности.  Прочитал все «Игры престолов», так как начал смотреть сериал и мне понравилось, а терпения и времени ждать пока доснимают, не было.  Мне нужно прочитать все и как можно быстрее.

Какую книгу коллег посоветуете почитать?  Какая их книга поразила?

Скорее всего, коллеги обидятся, но я не читал ничего полностью, только отрывки.  Сергей Сергеевич Сайгон чрезвычайно пишет.  У него талант — тремя нецензурными словами может описать 20-минутный бой, шикарный суржик, можно сказать новое направление в литературе.  Начинаешь читать и не можешь остановиться.  Мартин Брест — тоже уникальный талант описывать детали.  Несколько лет назад кто-то на фейсбуке сказал, что Мартин может описать на 10 страниц, как летит окурок.  Юра Руденко прекрасно пишет.  Понимаете, мы же не писатели, у нас нет ни у кого литературного образования.  Мы пишем так, как видим, переживаем, публикуемые у себя на страницах в социальных сетях.

О чем Ваша книга?

О войне.

Была бы эта книга, если бы не война?

Нет, конечно.  Если бы не было войны, то и меня бы не было сейчас таким, как я есть.  Моя жизнь четко разделилась на три этапа.  До 2 марта 2014 года, когда я узнал, что президент России получил разрешение на ввод войск в Украину.  Тогда я, успешный в то время бизнесмен, взял военный билет и пошел в военкомат в Мелитополе.  23 октября того же года я был переведен в 37й батальон территориальной обороны (прим. ред. — сейчас 37-й отдельный мотопехотный батальон «Запорожье») и мы пошли на войну.  Мои давние друзья говорят, что Алексея, который был до 2014 года, уже нет.  Война полностью меня изменила, произошла переоценка ценностей, фактически всей жизни.

Что у Вас изменилось во внутреннем мировоззрении после написания и издания книги?

Я бы сказал, что ничего.  Книга — это то, что у меня было в голове, я просто ее изложил наружу, на бумагу.  Хотя она помогла в том смысле, что когда в голове слишком много информации, может поехать крыша.  Кто-то пишет, кто-то фотографирует или снимает видео, и всю эту информацию мы размещаем в социальных сетях.  Я изложил все на бумаге в виде книги.  Возможно, если бы я писал ее сейчас, она была бы толще и написана несколько по-другому.

О чем была бы книга, если бы не война?

Желаний и мыслей стать писателем до войны не было.  Я жил в небольшом провинциальном городе Мелитополь Запорожской области.  Жили своей обычной жизнью: работа, вечером отдых, рыбалка.  Какие книги?  Если бы мне десять лет назад сказали, что я напишу книгу и буду воевать, я бы покрутил пальцем у виска.  Жизнь изменилась и повернулась именно таким образом.

Много ли материала не вошло в книгу?

Нет.  Моя книга заканчивается датой 8 июля 2015.  Был еще 2016 и 2017 годы.  Я просто взял для себя самый динамичный период.  Еще было полтора месяца полигона, мы зашли на другие позиции.  Возможно, я что-то пропустил, если бы знал в 2014 году, что буду писать в 2016-2017 гг. книгу, делал бы заметки.

Планируете ли следующую книгу?

Третья часть новой книги уже написана.  Она будет о моем детстве и юности: что-то вроде «Денискиных рассказов».  Не знаю, будет ли она пользоваться спросом.  Отрывки выкладываю на фейсбуке: кто вспоминает себя и свое детство.  Посмотрим.  Не хочу, чтобы эта книга была на 10 страниц, нужно садиться и писать, хотя, честно говоря, иногда лень, а иногда просто не хватает времени.

Какой отзыв читателя больше всего запомнился, тронул?

Отзывов много.  Дело в том, что когда тебя читают люди, которые тебя не знают лично, это одно.  С большим волнением я ожидал оценку от героев книги.  Комбат сказал, что прочитал за 3 часа.  Командир взвода разведки просто обматерил меня: вернулся в те годы, признался, что сидел и плакал.  Еще кто-то пока читал, вновь все переживал, выпил бутылку водки.

Важно то, что наши книги (и Мартина Бреста, и Юры Руденко) читает Петр Порошенко.  Для меня — это честь.  Среди читателей также Мария Ионова, Ирина Геращенко.  Очень приятно, что они читают не Ремарка, не классику, а непрофессионально написанные книги простыми военными.  Будет что вспомнить когда-нибудь.

С написанием книги изменились ли Вы как читатель?

Нет.  Но, если бы я сейчас писал книгу, то сделал бы это более развернуто, больше деталей, эмоций, событий.  Тогда это был первый опыт.  Нет предела совершенству.  Я переживал, как воспримут мою книгу, и хотел отправить отрывок своему командиру, подполковнику Александру Лобасу, народному герою Украины, позвонил ему.  Хотел узнать его мнение. Он успокоил меня и сказал, что если бы Моцарт давал всем подряд послушать свое произведение, он бы никогда ничего не написал.  Я не стал ничего ему отправлять, отправил дочери.  Ей очень понравилось, сказала, что круто, было очень приятно, это была одна из первых оценок.

Кто Ваш самый большой критик?

Первые критики — это родные и очень близкие друзья.  Они сразу говорят, что нравится, а что нет.  Если мне нравится, это значит, что понравится другим.  Нужно книгу написать, чтобы нравилась и была интересна людям.  Ты пишешь не для себя — для людей.

Не могу не спросить.  Откуда такое красивое название «Кофе с привкусом пепла»?

Книгу написать сложно, но еще сложнее с названием.  У меня был миллион вариантов, и я попросил своих друзей.  Девушка из Мелитополя предложила такое, и я сразу понял, что это попадание в десятку.  Благодарен ей за название, а за шикарную обложку благодарность украинскому художнику Роману Шосте.

Что читали младшему поколению: дочери, крестникам, племянникам?

Дочери читал сказки.

Ваши впечатления от проекта Ветеранская палатка?

Невероятные впечатления, искренняя благодарность организаторам события, госпоже министру Ирине Фриз.  Наверное, если бы не ее волевое решение, всего этого не было бы.  Она настоящая «Ветмама».  Это звание, которое все чаще можно услышать о ней, говорит об определенном уровне доверия и уважения, авторитете среди ветеранов.  Когда командира в армии называют «Батя» — это самая большая степень доверия.

Как бы Вы отнеслись к экранизации Вашей книги?

С большим удовольствием — это моя мечта.  Доверил бы либо Сеитаблаеву, либо Спилбергу.  Почему не помечтать?  Вообще, не обязательно мою книгу — если бы чью-то из побратимов экранизировали бы в Голливуде, было бы просто замечательно.

Лейтмотив этого проекта феномен ветеранской украинской литературы — в чем он для Вас?

Однозначно на этот вопрос сложно ответить.  До начала войны патриотическое воспитание молодежи стояло на паузе.  В России существует популяризация своих вооруженных сил через, наверное, уже тысячи книг и фильмов.  Там это финансируется.  У нас война дала толчок к развитию подобного: литературы, кинолент.  Да, по сравнению с ними, у нас не так масштабно, но первые шаги уже сделаны.  Посмотрите, какой успех имел фильм «Киборги».  Можно было бы снять лучше?  Наверное, да.  Были ли там ляпы?  Были. Но дело в том, что сам факт того, что он появился, это уже плюс.  Огромное спасибо и Ахтему Сеитаблаеву, и всей творческой группе за эту ленту.  Я смотрел его раз шесть. «Позывной Бандерас» мне, честно, не понравился.  Не буду озвучивать, почему. Это лично мое мнение.  Очень хочу посмотреть «Круты 1918».

Американцы в этом смысле — хороший пример.  Со времен Второй мировой войны они почти непрерывно воюют.  Что они делают?  Берут неудачную операцию в Могадишо в Сомали и снимают блокбастер «Падение Черного ястреба».  Или провальную операцию в Афганистане «Красные крылья» и появляется лента «Спасенный» с Марком Уолбергом в главной роли.  Смотрел этот фильм раз 10. У нас, к сожалению, проще снять какой-то сериал, мелодрамы, чем о войне.  Хотя сейчас история пишет сама такие сюжеты для блокбастеров, что и придумывать не нужно.

Фото Ярослава Матвеенко

Серию интервью с участниками проекта #ВетНамет читайте по ссылке

Подписывайтесь на telegram-канал journalist.today