Анна Скорина: Ветеранская литература-это книги о человеческих ценностях

79
Фото Ярослава Матвеенко

С 22 по 26 мая в Киеве на территории Мистецкого Арсенала прошел IX Международный фестиваль «Книжный Арсенал».  Ветеранская палатка, поставленная прямо посреди двора, где продавали военную литературу, создала большой ажиотаж среди посетителей.  Корреспондентка «Журналиста» Ярослава Матвеенко взяла интервью у участников этого необычного проекта.

Анна Скорина — уникальная девушка, автор мини-проекта с хэштегом #Книги_про_Війну.  Анна составила список книг о российско-украинской войне, изданных с 2014 по 2018 год, и уже готовит список за первое полугодие 2019 года.  Сейчас в списке около 400 книг, на июнь этого года их уже будет около 500.

Что стало толчком для проекта?  Насколько я понимаю, ты единственная в Украине этим занимаешься?

Не только я занимаюсь, почему же.  Точно знаю, что Марина Рябченко исследует эту тему с точки зрения литературоведения.  Я занимаюсь этой темой просто как обычный человек, который составляет список.  С моим мужем, который вернулся с войны, и во время прохождения им службы, у нас возникали недоразумения и конфликты.  Я понимала, что человеку трудно, и он не все говорит, и я сама боялась сказать или сделать что-то не то.  В наших отношениях могла появиться большая трещина, которой я не хотела.  Кроме мужа были еще друзья, которые возвращались.  Поскольку я люблю книги, я начала читать все, что издавалось на эту тему.  Военные, волонтеры, переселенцы, они собственными глазами видели войну и говорили о ней.  Так понемногу книги собирались, и уже в конце 2017 их было 200. Систематического рассказа о книгах на эту тему я не нашла, поэтому захотела рассказать о них людям, большинство из которых думало, что таких книг немного.  Поэтому решила сделать этот список, чтобы люди знали, какие книги есть, найти их по названию и авторам.  Я еще пыталась писать, где их можно приобрести, распределила их на те, которые написаны ветеранами, переселенцами, поэзию, детские книги, исследования об информационной войне.  Кроме того, стараюсь писать свои впечатления о каждой книге не как литературный критик, а как простой читатель.  Хочу привлечь к чтению такой литературы, обратить на них внимание.  Там нет крови или чего-то такого.  В подавляющем большинстве это очень хорошие книги о человеческих ценностях, написанные с юмором.  Некоторые точно нужно вводить в школьную программу.

 Много ли детских книг о войне?

На самом деле, их мало.  Недавно прочитала написанные Еленой Мокренчук «Алиска-фронтовая лисичка» и «Афинка с Кубы» — отличная подростковая и детская литература.  Очень корректно написано о войне.  Могу посоветовать книгу Кости Блажко «Про звіряток для маляток: і хлоп’яток, і дівчаток».  Она хоть и не о войне, но такие книги нужно читать.  Для детей о войне и для детей написано военными примерно 20 книг.

Какую первую книгу о войне ты прочитала, и какая произвела наибольшее впечатление?

Евгений Положий «Иловайск».  Она для меня была и остается тяжелой.  Скажу честно, не все четыреста прочитала.  Настолько их люблю, что выделить какую-то отдельно одну трудно.  Есть, например, книги, когда родители издают книгу своего погибшего сына, его стихи.  Их читаешь по-особенному.  Книги женщин-волонтеров, написанные о ребятах, трогают заботой.  Силой этих женщин восхищаешься.  Книги ребят военных просто классные по своей сути.  Они написаны с тонким едким юмором, который вдохновляет и мотивирует.

Какая последняя прочитанная тобой книга? Что читаешь сейчас?

Читаю Валерия Ананьева «Следы на дороге», она не похожа на другие.  Хотя автор говорит, что это художественная книга, верится с трудом.  В книге есть QR-коды, по которым можно загружать фото и видео, она интерактивная.

Литература о «Небесной сотне» и Майдане входит в список?

Некоторые книги берут начало из событий на Майдане и заканчиваются началом войны.  В будущем хочу составить и такой список, а также список кино: документального и художественного.  Оно есть и начинает набирать обороты, и по моим подсчетам таких лент уже около 30.

Есть ли планы создать сайт или даже выдать отдельно этот список, собрать все в одном месте?

Такие планы есть, просто надо сесть и сделать, так как это не основная работа.  Это маленький волонтерский проект.  Я не ожидала, что он будет пользоваться таким широким спросом.  Думала, что он будет интересен только «своим», кому эта тема болит.  Хочется, чтобы люди знали, что у нас еще есть книги, и нам нужно работать еще и на информационном фронте.

Какие впечатления от проекта #ВетНамет?

Этот проект уникален тем, что в одном месте собраны книги о войне: есть шикарная возможность выбрать книги на любой вкус.  После этих книг вы сможете по-другому посмотреть на жизнь и, возможно, качественнее.

Больше всего я люблю эти книги за то, что они бесценны для истории, архив не редактируемой литературы.  Она не прошла цензуру: ребята пишут то, что они чувствовали, видели.  По этим книгам можно будет изучать именно эту войну.

Написала бы ты сама книгу и о чем бы она была?

Это большая ответственность.  Разве что со стороны девушки и жены, ожидающей, чтобы поддержать.  Конечно, у каждого свой опыт.  В таких семьях много разводов.  К такой книге нужно подключать психологов.  Мой личный опыт: первые полгода не трогать человека вообще.  Да, есть разное финансовое положение.  И я была готова полгода не трогать его.  Когда он вернется.  Так пришлось работать одной.  Было трудно, но я не хотела, чтобы человек заглядывал в бутылку или лез в петлю.  Хотела, чтобы он чувствовал себя комфортно.  Он приехал, он дома, я на работе, он меня встречал с работы,  мы ходили гулять по городу -он узнавал заново Киев, которого почти не видел более 3 лет пока был на войне. Обменивались забавными картинками- я ему что-то вышлю, то он мне. Я не проедала ему мозг с тем, что он хочет и планирует делать.  Единственное, что я ненавязчиво предлагала ему время от времени, то, что имеет отношение к его интересам.  Если ты хочешь сохранить отношения, видишь, что ему тяжело, нужно интересоваться, вытаскивать его куда-то.  Главное не есть душу и не проедать мозг.  Да, это тяжело.  Ты хочешь помочь, тебе важно узнать все и ты будешь срываться.  И я немного срывалась.  Но ты либо хочешь работать над отношениями и работаешь, либо ты понимаешь, что у тебя не получится и уходишь.

Как дела на региональном уровне с такой литературой?

В регионах чаще всего это самиздат небольшим тиражом.  Это не профессиональные продавцы книг.  Они не знают, как и где распространять книги, как их рекламировать, куда обращаться, чтобы предложить свои книги, как сделать рекламу.  В идеале для этого нужно сделать всеукраинскую литературную программу: чтобы человек из региона мог обратиться, и ему предоставили профессиональную консультацию, как это делается, или чтобы это была отдельная организация.  Нельзя сказать, что это плохо, когда такие книги выдают за счет государства и распространяют по библиотекам, но у читателя должна быть и другая возможность доступа таких книг.

Тебе интересна литература с детства?

Да.  Родители сначала очень радовались, что их Анечка такой читающий ребенок, а потом пожалели, потому что я тащила домой все более-менее интересное «читательское».  Больше всего страдали библиотеки: туда часто не возвращала книги, есть такой грех.  Любила читать фэнтези и фантастику.  Получила образование библиотекаря и работала в Киево-Могилянской академии: там я открыла для себя современную украинскую литературу.  Затем друзья начали писать научно-популярную литературу, и стала интересоваться уже всем.  Я интересуюсь всем интересным, потому что это жизнь, нельзя все время читать что-то одно.  С 2014 года у нас произошел и продолжается настоящий бум украинской литературы, ее следует читать.

Читала ли ты что-то из зарубежной ветеранской литературы, и будут ли наши ветеранские книжки интересны за границей?

«Стальная воля» американского ветерана Шайло Харриса.  Список такой литературы тоже есть.  Думаю, будут, потому что у наших ветеранов-писателей уникальный опыт, так как военные действия происходят на родной земле.

Как относится муж к твоему проекту?

Должна признаться, что мужу моему этот интерес мой  не то чтобы не нравится, он считает, что достаточно того, что он видел, а мне нужно жить мирной жизнью.….  Он говорит, что защищал, и этого достаточно.  Иногда просмотрит и говорит: «Ну, читай, хотя эти ужасы  войны тебе не очень нужны».  И в целом относится снисходительно. Я считаю, что таких книг должно быть больше как мотивация для ребят, чтобы они не бросались в депрессию, чтобы они поняли, что жизнь дальше есть, что это было не зря, что их здесь ждут, чтобы они не чувствовали этого равнодушия.  Одна из таких книг «Жизнь после 16.30» Александра Терещенко.  Это однозначно начало мотивационной литературы для военных.  Да и не только для военных, для всех нас.  Прочитав ее, ты понимаешь, что твои проблемы — это не проблемы вообще.

Фото Ярослава Матвеенко, Анна Скорина

Серию интервью с участниками проекта #ВетНамет читайте по ссылке

Подписывайтесь на telegram-канал journalist.today