Антон Колумбет: я хочу, чтобы действующая власть ушла с политического горизонта (ВИДЕО)

448

«Работать хотел на украинский народ, а не на чей-то рейтинг», — так прокомментировал свое решение об увольнении из тогдашнего министерства по делам ветеранов, временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины Антон Колумбет. «Журналист» пообщался с известным общественным деятелем, ветераном, предпринимателем и политиком. Мы поинтересовались у собеседника его мнением о ветеранском движении в Украине, его работой в министерстве, а также – чем он занимается сейчас.

С началом войны на востоке Украины Антон Колумбет пошел добровольцем в ряды ВСУ. После демобилизации стал социальным предпринимателем и общественным деятелем, защищая интересы ветеранов АТО. В декабре 2015 года Киевский Городской Союз Ветеранов АТО вошел в Совет Ветеранов при КГГА. Антон Колумбет был делегирован в Совет Ветеранов, как представитель Киева.

— Насколько в Украине консолидировано ветеранское движение? Как оно изменилось за 6 лет войны?

— Я не считаю себя героическим защитником территорий Украины. Так сложилось, я выполнил свой конституционный долг. Настоящие герои те, кто там (на фронте) сейчас находится. Ветеранское сообщество испытывает неразрывную связь с Вооруженными силами Украины. Происходит, так сказать, постоянная ротация, то есть люди заключают контракты. Происходит определенное зарождение движения, определенного слоя населения, я бы сказал: армия и ветераны — это почти одно и то же.

Отвечая на вопрос, консолидировано ли ветеранское движение, я вынужден сказать, что нет. Украинцы вообще сложно объединяются в движения и инициативы, потому что всегда есть какие-то амбиции или обиды друг на друга, есть политическая составляющая. Ветеранская общественность это профильное сообщество, а у профильного сообщества всегда разные взгляды на политические процессы, но это нормально. Этот процесс идет. И я искренне верю в то, что в будущем при условии появления лидеров, которые способны осознать необходимость договариваться ради Украины, или появления общего врага, это тоже сильно консолидирует, поэтому в будущем мы консолидируемся, пока этот процесс продолжается.

28 ноября 2018-го в Украине создано Министерство по делам ветеранов. В сентябре 2019-го его объединили с Министерством по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц в одно учреждение (МинветВОТ). 25 сентября 2019 года Антон Колумбет был назначен первым заместителем министра по делам ветеранов, временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины. Современное название Министерству по делам ветеранов вернули 11 марта 2020 года с отменой объединения двух ведомств.

— Насколько эффективно работает Министерство по делам ветеранов Украины?

— Я никогда не хотел быть государственным служащим, я к этой должности не относился как к преференции, никакого бенефита там нет. Это такой же стол, стул. Это полумертвая структура, которая системно реформировалась, которая сначала была недореформирована из Государственной службы по делам ветеранов. Потом туда объединили министерство временно оккупированных территорий, и нам досталась структура, где есть 270 вакансий, почти нет людей на рабочих местах, потому что все поувольнялись из-за этих постоянных реформ, которые блокируют работу и так далее. Но мы пришли крутой командой. Секрет работы этой команды был прост — ее поддержала сама ветеранская общественность. То есть мы были теми людьми, которых сами ветераны делегировали, сказали: «Мы вам доверяем, мы вам делегируем определенные полномочия, идите и работайте ради нас». И, в принципе, все, что делали мы, было согласовано самим ветеранским сообществом. Потому что есть Общественный совет, выбранный электронным рейтинговым голосованием. То есть это не так, как всегда, инициативная группа, это были люди, за которых проголосовали сами ветераны, это их уполномоченные представители. И мы советовались с ветеранами, делали то, чего требовал от нас общественный сектор. По моему глубокому убеждению, любой центральный орган исполнительной власти, чтобы стать успешным, должен просто делать то, что ему советуют действенные, настоящие общественные активисты. Поскольку мы все из общественного сектора пришли на должности, то мы продолжали ту же деятельность.

Отвечая на вопрос, что мы успели, а что нет, на самом деле мы не успели почти ничего. Это правда. Мы, грубо, были на работе полгода, и эта системная реформа правительства сильно нам мешала. Задумок у нас было много, они все были изложены в программе деятельности тогдашнего правительства Алексея Гончарука, там были четкие дедлайны и так далее. Что успели, то успели. Из того, чем я больше всего горжусь, проекты, которыми я руководил, это предоставление статуса участника боевых действий бойцам добровольческих подразделений, это ипотечная программа. Как мы протягивали льготное ипотечное кредитование… Понятно, что сейчас могут сказать, что результаты — лишь 200 миллионов было выделено, но речь шла о том, чтобы доказать высшему руководству страны, что этот инструмент является финансово эффективным, что там нет коррупции, что это работает. Что путь не в обещании чего-то бесплатного, как сейчас, по нынешнему законодательству, и не в выдаче, потому что это невозможно в стране с рыночной экономикой обеспечить всех бесплатными квартирами, как написано в законе «О статусе ветерана». Мы говорили об альтернативных путях и демонстрировали их. Вот ипотека – это путь, софинансирования государства и самого ветерана это путь. В принципе, все наши политики воплотились в новый закон «О статусе ветерана», который мы писали полгода большими усилиями совместно с общественными активистами, семьями погибших и некоторыми депутатами. Сейчас судьба этого закона не очень приятная, потому что если нет лоббистов в законодательной инициативе, то она умирает. Я уже понял.

4 марта 2020-го парламент отправил правительство Алексея Гончарука в отставку. Колумбет выразил несогласие с увольнением Оксаны Коляды из-за, по его мнению, политической мотивированности (она единственная не поддержала позицию власти по обвинению известных добровольцев и волонтеров в убийстве Павла Шеремета) и подал в отставку.

— Почему Вы ушли из министерства?

— Когда увольняли все правительство, по процедуре, если увольняют министра, то должны увольняться всех заместители. Нас всех (заместителей Оксаны Васильевны Коляды) вызвали в Офис президента Украины, но это человек (Оксана Коляда), который пригласил меня в свою команду. У меня есть определенное понимание порядочности. Я не понимаю, как можно оставаться ради какого-то кресла. Непафосно не скажешь, но есть элементарное человеческое достоинство, если человек тебя приглашает на работу, доверяет тебе, а потом его увольняют, то даже если он говорит «оставайся», это уже твоя собственная ответственность. И я спрашивал, почему так произошло, в чем причина увольнения? Неэффективность? Коррумпированность? Мне сказали, что все нормально. «Вы все должны остаться». Логика: если мы все должны остаться, значит, с нами все хорошо. Тогда зачем увольнять министра? Просто потому, что кто-то хочет шоу продемонстрировать по телевизору? И вот когда до меня это дошло, и я понял, что просто не хочу участвовать в этом цирке. Это человеческие судьбы. Мы работали, мы старались, у нас было определенное видение, а теперь ради того, чтобы в телеэфире сказать «Я сменил правительство», мы все должны бросить и побежать? Поэтому я решил, что больше не хочу заниматься работой в правительстве. И не жалею об этом решении. То, что я вижу сейчас, например, провалили голосование за вторую программу действий правительства, и я понимаю, что снова в сентябре-октябре перед местными выборами опять всех уволят просто, чтобы ради рейтинга. То есть из политических соображений, а не из-за вопроса неэффективности. Я хотел работать на украинский народ, я не хотел работать на чей-то рейтинг.

В конце апреля 2018 года Антон Колумбет стал одним из соучредителей политической партии «ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ ТОПОР», который был официально зарегистрирован в мае 2019 года.

— Почему Вы присоединились к политической партии «ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ ТОПОР»? Главным инструментом деятельности сообщество считает троллинг. Почему такой формат и насколько он удачен?

— Я присоединился еще на этапе создания, потому что эту инициативу создавали умные люди. Это те блоггеры на Facebook, которых я лично читал. Еще тогда я не был с ними близко знаком, но программные принципы партии я разделял. Когда я увидел проект программы партии (свободное владение оружием, легализация секс-работы, легализация медицинского каннабиса), то есть праволиберальные ценности, а при этом я увидел простую дихотомию, кто есть враг, а кто союзник, есть ясность, что мы страна, которая страдает от российской вооруженной агрессии, соответственно, любые политические силы, которые потакают – это коллаборационисты, а любые политические силы, которые борются против этого – это достойные политические силы. Даже если есть политические разногласия, с ними можно коммуницировать. Вот это меня зацепило, и я подумал, что это та политическая сила, в которой мне хотелось бы находиться. А насчет способов донесения, понимаете, когда у тебя нет ресурса в виде телеканала (мы же понимаем, что выборы делает телевизор), то можно долго биться головой о стену, но все равно люди приходят домой с работы, включают сериал «Сваты» и они выбрали Владимира Зеленского, избрали депутата от «Слуги народа» на парламентских выборах, не зная его фамилии. Если у тебя нет телевизора, тебе надо искать способы донести свою позицию широкой общественности. Это означает – медиа, а медиа не берет серую картинку, которую никому не интересно смотреть. Соответственно, мы приняли решение, что мы хотим говорить с серьезным лицом о серьезных вещах. Зато политики старой формации делают наоборот. Нас не интересует приход к власти путем обычных политических технологий: вышивка, поле колосится и ты на чистом украинском языке говоришь: «Я дам вам все». За тебя голосуют, дальше ты занимаешься исключительно выделением земельных участков за коррупционные деньги, а все равно твою фамилию забыли на следующий день после выборов. Это трудный путь, путь нормальной политической перестройки. Надо деньги, ресурсы, нервы, люди, но я считаю, что этот путь более правильный, чем темная сторона силы.

— В финотчете за май «ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ ТОПОР» собрал 716 тысяч гривен донатов, из которых больше всего поступлений из Украины, США и Нидерландов. Откуда у Вас поклонники за океаном и в Европе?

— Это украинская диаспора, живущая за границей, но поддерживающая наши программные принципы, которая чувствует связь с родной землей и донатит.

— Готовы ли Вы выдвигать свою партию на выборах?

— Нашей партией обладают наши донаторы. Каждый наш сторонник через мобильное приложение на смартфоне имеет вес голоса, который зависит от его активности в партии, или донатов, которые он принес партии, и голосует по ключевым вопросам. И все решения, принятые, условно говоря, на общем собрании, являются обязательными для исполнения политическим советом партии. Мы не знаем ответы на эти вопросы, потому что мы не знаем, по какому законодательству пройдут любые выборы, потому что Избирательный кодекс у нас находится на этапе я не знаю чего. Я считаю это аморальным с точки зрения действующей власти, держать все другие партии в неизвестном состоянии, ведь никто не знает, какова стоимость денежного залога, сколько денег понадобится политической силе, чтобы хотя бы попытаться конкурировать с монобольшинством. А это ключевое. Если это будет сумма, которую наша политическая сила просто физически не будет способна заплатить, мы зададим этот вопрос нашим сторонникам. И в случае, если они скажут нет, потому что, например, мы не можем 90% партийного бюджета вбухать, чтобы занять 4 места, например, в городском совете небольшого поселка. Мы будем выполнять это решение. Но в любом случае, главной целью политической деятельности является участие в выборах и получение власти. Поэтому: да, мы очень хотим, мы готовы, у нас активно развиваются местные ячейки, которые готовы и к местным, и к парламентским выборам, но все упирается в деньги. И то, что ни одна другая политическая партия не испытывает таких финансовых проблем, наводит меня на грустные мысли, что не так это должно быть. Когда политиков спрашивают, есть ли у них 6 млн грн прямо сейчас, на мой взгляд, нормальные политики должны задуматься, посоветоваться с кем-то. Иначе у них все есть, а это значит олигархат, а это означает подконтрольность, а это плохие вещи.

Моя надежда, что власть в Украине сменится демократическим путем. Это моя единственная надежда, то, чего я бы сильно хотел. Все другие сценарии гораздо хуже. Я хочу, чтобы просто прошли выборы, и действующая власть ушла с политического горизонта.

Подписывайтесь на telegram-канал journalist.today