Филипп Ильенко: Кино это не только индустрия, не только искусство — это формирование идентичности (ВИДЕО)

161

Студию «Журналиста» посетил продюсер, глава Государственного агентства Украины по вопросам кино (с 6 августа 2014 года по август 2019) Филипп Ильенко. Он возглавлял Госкино 5 лет.  В конце августа этого года он неожиданно подал в отставку.  Большинство художников, режиссеров, экспертов в этой сфере называют эти 5 лет пробуждением украинской киноиндустрии после длительной «спячки».  Как и благодаря чему этого удалось достичь, а также о перспективах отечественного кинематографа мы и пообщались с нашим гостем.

За 5 лет работы Филиппа Ильенко в Госкино в Украине в прокат вышли 110 отечественных полнометражных фильмов, было снято 173 фильма, из которых 67 игровых полнометражных, 24 игровых короткометражных, 23 анимационных, 56 неигровых и 3 летописных материала.

«Точную цифру я не помню.  У меня на YouTube канале, на моем на Фейсбуке посмотреть, я сделал такой отчет за 5 лет своей работы.  Это коротенькое видео, там эти цифры.  В принципе, это близко к правде.  Вы перечислили то, что было создано только при поддержке Госкино, потому что было еще определенное количество лент создано без государственной поддержки, или при поддержке Украинского культурного фонда, а также министерства культуры.  Но именно Госкино стало первым драйвером запуска и перезагрузки киноиндустрии.  Кино это не сухие цифры, просто цифрами приходится оперировать для того, чтобы показывать результат.  Однако это не просто цифры, это важный процесс, который для меня характеризуется не только тем, что украинские фильмы начали появляться системно в украинском прокате и на телевидении, а в итоге и на международных кинофестивалях, в Украине появился зритель, потребитель этого  продукта, но и то, что произошли важные изменения в самой киноиндустрии.  В любом деле важно определенное становление профессии, отрасли.  У нас не было системной киноиндустрии, начиная с 90-х годов.  Она фактически была уничтожена, и было очень важно перезапустить эти процессы, сдвинуть с места индустриальный этот локомотив, и предоставить ему определенную инерцию движения.  Нам это удалось.  Что я имею в виду?  В 2014-м у нас на пальцах рук можно было пересчитать режиссеров, которые имели более двух-трех полнометражных фильмов, сделанные за последние 20 лет.  Если не принимать во внимание старшее поколение, которое успело поснимать в 70-х — 80-х.  Недостаток опыта — это была самая главная проблема.  Это касалось не только режиссеров, а всех абсолютно.  Ведь без этого нельзя браться за сложные вещи.  Могу сказать, что, например, у Сергея Параджанова фильм «Тени забытых предков» был четвертым в его карьере. Первые фильмы, которые были перед этим, не получили какого-то признания ни у критиков, ни у зрителей.  Они были не выдающимися, но благодаря этим фильмам он получил опыт, эксперимент, возможность искать себя.  А в четвертом фильме он (Сергей Параджанов, — ред.) себя нашел.  Посмотрите фильмографию большинства выдающихся режиссеров, то вы увидите, что несколько первых их фильмов это был поиск своего стиля, эксперименты с художественным высказыванием и так далее.  Это касается подавляющего большинства режиссеров.  Для многих, кто работает в украинском кинематографе, сам процесс кинопроизводства — первый опыт.  Поэтому очень важно, чтобы государство давало возможность такой опыт получить», — сказал Филипп Ильенко.

В начале октября в пресс-службе Госкино сообщили, что Американская киноакадемия обнародовала длинный список кинопремии «Оскар» в категории «Международный полнометражный фильм».  Выдвинутый Украинским оскаровским комитетом фильм Наримана Алиева «Домой» был среди лент из 93 стран мира, которые прошли отбор.  Также в длинный список вошел украино-чешско-словацко-польский фильм Вацлава Маргоула «Раскрашенная птица», снятый в копродукции в том числе при поддержке Госкино Украины.  А уже 17 декабря стало известно, что лента «Домой» не попала в шорт-лист «Оскара».  Зато среди претендентов на премию есть лента «Раскрашенная птица», поданная от Чехии.  Об этом говорится на официальном сайте премии Американской киноакадемии.  По мнению Филиппа Ильенко, украинскому кино, чтобы достичь мирового уровня, не хватает времени и квалифицированных специалистов.

«Нам не хватает времени.  Мы очень много времени потеряли, пока другие его не теряли, а развивались.  Например, американский кинематограф непрерывно развивается с начала XX века.  В европейском кино были катаклизмы, связанные с мировыми войнами и другими вещами, которые происходили в XX веке на нашем континенте, поэтому европейское кино тоже потеряло определенные возможности в настоящее время, поэтому американцы опередили всех и стали не просто американским кинематографом.  Скажем так, Голливуд — это уже мировой кинематограф, потому что он занимается поиском талантов и профессионалов на глобальном уровне, а лучшие из лучших попадают туда, в систему, где есть непрерывный индустриальный опыт, который измеряется уже более 120-ю годами.  То есть мы должны развиваться быстрее, чем все остальные, чтобы догнать их.  Это сложная задача.  Я не думаю, что в творческом плане мы существенно проигрываем европейским странам, но по индустрии, то есть опыту и отработкам определенных производственных алгоритмов, этому нам надо учиться.  У нас еще одна проблема — это образование. Речь не только о сценаристах, режиссерах, операторах, кстати, операторская школа у нас развита лучше, чем другие кинопрофессии.  Специальное образование должно приобретать и среднее звено, а в нашей ситуации большинство людей, работников среднего звена, это люди, которые учились прямо на площадке, на практике.  Просто не учат такой профессии, как специалист по компьютерной графике, осветитель, или механик съемочной техники.  В лучшем случае, в компании, где они работают, могут быть какие-то курсы.  То есть нехватка времени и отсутствие специального образования — это самая большая проблема», — считает Филипп Ильенко.

Рассказал наш гость и об успехах украинской киноиндустрии и месте украинского продукта на международной художественной арене.

«Кино — это командное творчество, в отличие от очень многих других видов искусства, где есть индивидуальный автор. Титры фильма идут примерно 3-5 минут, там сотни и сотни фамилий, и каждый из этих людей имеет право сказать: «Это мой фильм». Кино это комплексная история.  Нас начали узнавать в Европе, это правда.  Ни один серьезный кинофестиваль не обходится без украинского фильма.  В этом году мы были представлены на фестивалях класса «А»: в Берлине, в Каннах, в Венеции, в Торонто, в Токио, в Варшаве.  Я боюсь сейчас что-то забыть.  Иногда по 2-3 фильма мы там представляем, часто украинские ленты получают на этих фестивалях призы.  Нас узнают, знают, хотят с нами работать.  Мы немало фильмов сделали в общем производстве с другими странами.  Кроме того, к нам приезжали снимать известные режиссеры, снимались у нас известные актеры.  Это все говорит о профессиональном признании.

Что касается вещей, которые от нас несколько отпугивают: нестабильная политическая ситуация, которая отображается на стабильной финансовой поддержке, риски политические, которые в этом году сыграли какую-то негативную роль, когда отказали некоторым фильмам копродукционным в финансировании.  Это очень плохо для имиджа.  И проблемы с защитой имущественных и авторских прав, то есть пиратство.  Пиратство не дает возможности развиваться целым сегментам киноиндустрии: кинотеатрам, digital-платформам.  Из-за этого нас как рынок серьезно не рассматривают большие стриминговые международные платформы, и не может родиться серьезная национальная платформа, которая могла бы стать тоже заказчиком контента, покупать готовый контент за нормальные деньги.  Сегодня украинская стриминговая платформа может продюсеру предложить за фильм в год 3-5 тыс. долл.  Это для производства кино, а это на лекарство от головной боли.  Это очень мало при том, что в соседней Польше местные стриминг-платформы готовы вкладывать большие средства», — объяснил украинский продюсер.

Государственное финансирование украинского кинематографа за последние 5 лет увеличилось с 63,1 млн грн до 505,9 млн грн. И здесь, по словам нашего гостя, это произошло благодаря консолидации общества, киносообщества и принятию закона «О государственной поддержке кинематографии в Украине», за который хотя не без проблем, но все же проголосовали парламентарии.

«На самом деле эта сумма составляет почти миллиард гривен.  Вы назвали цифры по Госкино.  Если добавить другие источники поступлений, то там значительно большие суммы.  Более миллиарда. Это удалось благодаря кропотливой работе, и потому, что в 2014-м, 2015-м и 2016-м удалось киноиндустрию объединить и получить определенный рычаг влияния на власть.  Хотя я и был представителем власти, но я не занимал должность, которая позволяла принимать решения относительно объемов финансирования кино.  Поэтому профессиональное сообщество, когда оно объединяется, оно становится весомым инструментом влияния на власть со стороны гражданского общества.  Когда в обществе консультация, ни одна власть не игнорирует это, а начинает реагировать, и соответственно когда власть начинает реагировать, задавать вопросы, что нужно сделать, тогда уже моя задача была предложить, что конкретно нужно сделать.  Ведь речь не только о деньгах.  Это и изменение правил предоставления поддержки, изменение законодательства, какие инициативы относительно других форм государственной поддержки. Это тоже было в значительной степени сделано.  Мы подготовили, а Верховная Рада приняла довольно революционной закон, который подписал президент, где много компромиссов.  Это мощный шаг вперед.  Например, один из пунктов этого закона звучит так, что государство, когда финансирует кино, перестает быть собственником имущественных авторских прав на ленту.  Это так работает государственная финансовая поддержка во всей Европе.  Это был чрезвычайный шаг, это очень болезненно воспринимали все, кто в государстве занимается бюджетными вопросами.  Логика всегда была такая, если мы кому-то дали копейку, то мы за это должны что-то как государство получить.  А здесь, в этом законе, все было совсем иначе, просто декларация, это финансовая поддержка.  Поэтому таким образом финансовая поддержка производства украинских фильмов стала действительно поддержкой, а не финансированием государственного заказа. 

Есть такое мнение, периодически приходит кому-то в голову, вместо финансирования большого количества фильмов, о чем вы уже сказали, давайте будем снимать три фильма в год с большим бюджетом.  Искусство так не работает.  Последний, кто так делал, Сталин.  Период после Второй мировой войны и до его смерти называют «малокартинье», когда давали деньги только метрам, и они снимали кино, 10-20 фильмов в год на весь Советский Союз.  Это были никому не интересные в большинстве своем пропагандистские картины, ничего интересного в них не было.  После того как с середины 50-х, особенно 60-х изменили этот подход, начали давать возможность снимать молодым режиссерами, только тогда появилось и украинское поэтическое кино в том числе.  За счет количества появляется возможность получить финансирование на создание фильмов том числе людей, которые могут создать конкуренцию.  Ни один кинематограф не состоит исключительно из шедевров.  Например, тот же Голливуд, если посчитать, сколько фильмов они производят, а сколько становится финансово успешными, там картина ужасная.  Есть такое эмпирическое правило о том, что 80% результата происходит за счет 20% усилий.  Так почти во всем.  Например, американские инвесторы, которые финансируют кино, они никогда не вкладывают деньги в один фильм.  Это очень большой риск.  Они вкладывают деньги в пакеты фильмов, так называемых Слейт, где там 8-10-12 фильмов.  И до конца никто не знает, какие фильмы будут теми, которые окупят инвестиции.  В среднем где-то два-три фильма становятся успешными, окупают инвестиции.  Так работают профессиональные инвесторы.  Почему у нас считают, что если мы вкладываем государственные деньги, то будет какой-то другой результат.  Это искусство, это индустрия, но, с другой стороны, это очень субъективная история.  То есть это креативная индустрия, это сфера, где добавленная стоимость конечного продукта в основном состоит из интеллектуальных усилий, а это очень субъективная вещь.  Бывает просто человек впал в депрессию, и был какой-то творческий провал.  А пройдет время, и этот человек может совершенно по-другому работать.  Вообще художники очень эмоциональные люди, очень открытые, они тонко реагируют на внешние раздражители.  А гении — это вообще отклонение от нормы, в хорошем смысле этого слова.  Поэтому работать с такими людьми довольно трудно, но с другими не получается работать, потому что только эти могут что-то сделать такое, что заинтересует миллионы людей», — убежден Филипп Ильенко.

Рассказал украинский продюсер и о значении украинского кино для него лично, и о своем видении будущего отечественного кинематографа.

«Я долго искал определение профессии продюсер, мне больше нравится, что это просто коммуникатор между человеком и реальным миром.  Для меня украинское кино является определенной ценностью, важной ценностью. Я пошел работать на государственной службе, потому что чувствовал, что именно я знаю, как в сложных условиях решить эти проблемы, которые в то время перед украинским кино стояли.  Это было такой мотивацией.  Мне было бы очень обидно, если украинское кино после такого небольшого роста, после начала возрождения, которое произошло там в 2011-2013 годах, когда все немного выдохнули, что начали появляться фильмы, все почувствовали что вот-вот все это взорвется чрезвычайно интересной  историей.  И в этот момент начинается 2014, прекращается финансирование, начинается война, начинаются разговоры о том, что зачем нам вообще кино в этих условиях.  В этот момент надо было брать на себя ответственность, и мне кажется, что я и те люди, которые были рядом, что нам удалось многое сделать вместе.  В первую очередь, потому, что мы смогли объединить усилия украинских кинематографистов, что до того очень часто случалось.  И сейчас снова наступил период, когда украинские кинематографисты разъединились, разбежались по своим углам.  Всем, наверное, показалось, что мы уже получили, и теперь все будет нормально.  Это не так, это непрерывный процесс.  Может, слава Богу, уже не такая кризисная ситуация, которая была в 2014-м году.  Борьба продолжается, ей нет конца, если ты хочешь, чтобы что-то развивалось.  Есть много людей, которые заинтересованы в том, чтобы в Украине не было своего кино.  Это политические процессы.  Мой отец говорил, если ты выбрал в Украине заниматься украинским кино, то это значит, что ты автоматически начал заниматься политикой.  Это просто определенная дань, не надо себя обманывать, что есть искусство, ты занимаешься искусством, а оно вне политики.  Сам факт существования украинского кино как явления — это фактор реальной политики.  Потому что кино — это не только индустрия, не только искусство, это формирование идентичности.  И поскольку украинская нация до сих пор вынуждена бороться, чтобы отстоять свое право на существование не только как украинского государства, но и как нации, как определенной общности с собственной идентичностью, то и кино как инструмент содействия построения этой идентичности также находится под постоянной угрозой.  Наезды на украинское кино могут проявляться по-разному, даже в попытке помочь развиваться.  У нас очень много лет показали, что мы снимаем в копродукции с русскими, это же называется индустрия, снимают кино постоянно, люди работают.  Но это было не украинское кино, это было кино снято в Украине.  Поскольку кино несет в себе очень важные месседжи, многие из которых косвенные, которые работают на длительную перспективу, то это, очевидно, является угрозой для многих», — рассказал гость студии «Журналист».

Как отметил продюсер, украинский зритель полюбил современное отечественное кино, по крайней мере эта любовь выросла, хотя в процентном соотношении этот рост произошел от 1% до почти 10%.

«Это просто объективная статистика по количеству проданных билетов.  В среднем в европейских странах этот показатель составляет 20% -30% отечественного кинорынка.  У нас пока 10%.  Получить его (европейский уровень кассовых сборов от проката отечественных лент, — ред.) не так просто, потому что кино долго производится.  Украинские кинематографисты долго были оторваны от аудитории, это повлияло и на аудиторию, и на кинематографистов.  Первые не представляли себе украинское кино, они знали и представляли себе только американское кино.  Вторые же представляли себе свою аудиторию как каких-то эстетов, которым интересны сложные высказывания.  Они показывали свои фильмы кругу единомышленников и воспринимали их как репрезентативную фокус-группу, но это неправильно.  Так сложилось, потому что раньше кинематографисты не имели доступа к широкой аудитории, поэтому они в определенном пузырьке, который была далека от реальности.  Сейчас это изменилось, когда в прокате украинском кино, залы полные, уже есть те, кто регулярно посещает кинотеатры», — пояснил собеседник.

В завершение беседы Филипп Ильенко порадовал новостями о том, что ближайшие полтора года украинцы еще точно будут иметь возможность насладиться украинским кино.

«За последние 5 лет изготовлено много фильмов, многие из них еще не вышли в прокат.  Эти ленты будут выходить в прокат этой зимой, весной 2020-го, премьеры уже расписаны и на осень. Украинского зрителя ждет много интересного и разного кино и в этом, и в следующем году независимо от того, какой будет дальше поддержка украинского кинопроизводства.  Эти ленты уже готовы.  Я спокоен за украинское кино для украинского зрителя на следующий год.  Наслаждайтесь и поддерживайте украинское кино. Это важно.  А украинским кинематографистам я бы пожелал быть консолидированными», — подытожил продюсер.

Полную видеоверсию интервью с продюсером, руководителем Государственного агентства Украины по вопросам кино (с 6 августа 2014 года по август 2019) Филиппом Ильенко смотрите на сайте «Журналиста».

Подписывайтесь на telegram-канал journalist.today