Игорь Мазур: В России был бы человек, а дело найдется (ВИДЕО)

524
Фото: скриншот с видео

Накануне Дня Вооруженных сил Украины студию «Журналиста» посетил унсовец, участник войны на Донбассе и на Кавказе Игорь Мазур. Он активный участник акции «Украина без Кучмы», «Оранжевой революции» и «Революции Достоинства». Также Игорь Мазур является участником боевых действий Кавказа и на Донбассе в составе добровольческих батальонов, а позже в составе ВСУ.  После демобилизации продолжил активную общественную деятельность, а также является главным специалистом секретариата Уполномоченного Верховной Рады по правам человека.

Гость студии «Журналиста» рассказал о причине своего недавнего задержания в Польше, о своей добровольческой и военной деятельности во время войны на Донбассе и Кавказе, а также о своем видении развития националистического движения во времена украинской независимости.

Как известно, 9 ноября Игоря Мазура задержали польские пограничники.  Основанием для этого стало опубликованное РФ в информационной системе Интерпола ориентирования о розыске Мазура с целью ареста и последующей экстрадиции в Россию.

«Когда Украина получала независимость, мне было 18 лет.  Я был первокурсником, и все, что происходило тогда в нашей стране, мне было неравнодушным.  И с тех пор я занимаюсь активной гражданской деятельностью.  Я вместе со студентами старался участвовать в различных мероприятиях и движениях, которые были связаны с украинцами, нашей культурой, историей, политической жизнью, независимостью.  Тогда собиралась просвита, зеленый мир, Народный Рух.  Мы понимали, что это новая страница нашей истории.  Это для нас было что-то новое, неизвестное.  Сейчас у меня вот здесь трезубец, он хорошо сделан, а тогда были желто-голубые куски пластмассы.  Мы их носили тайно, это означало, что «свои».  Это были выпускные классы», — объяснил собеседник.

Во время общения Игорь Мазур рассказал и о том, что делал в Приднестровье и Абхазии, когда там начался конфликт, к которому причастна Российская Федерация, о том при каких обстоятельствах познакомился с Николаем Карпюком (унсовец, украинский общественный и политический деятель, — ред .), а также, как и почему он оказался в Чечне.

«Хотя Чечня часть РФ, в соответствии с заключенным договором, случилось это добровольно.  То есть Чечня добровольно вошла в состав РФ, и так же может выйти.  В Чечне в то время был свой парламент, свой президент.  Было принято решение выйти из состава РФ.  Президент его подписал, и юридически они вышли.  И когда российские колонны формировались, чтобы идти и наводить порядок, то нас попросили помочь.  Например, Саша Белый попал в водоворот этих боев.  Я с другими побратимами приехал позже, когда танковые колонны пошли. Если брать обвинения РФ, то они даже во времени ложные. Потому что, по их информации, 14 декабря я встретился с Николаем Карпюком на «Минутке».  Я уже вроде там был в это время, а Николай будто бы только приехал.  Хотя по факту за день до этого 13 декабря я был со своими друзьями на футбольном матче «Динамо» (Киев) – Бавария.  А выехали мы (в Чечню — ред.) во второй половине месяца, когда танковые колонны пошли уже.  Мы раньше и не могли приехать, потому что были серьезные блок-посты.  А наша задача в Чечне была сопровождать журналистов. Добрались до Грозного 17 января через блок-посты, где российские военные пропускали за взятки. Раньше мы не могли, потому что бои, и все было перекрыто.  Когда все немного успокоилось, нас чеченцы привезли в город.  На следующий день мы уже сопровождали журналистов.  И Масхадов (в первую российско-чеченскую войну с декабря 1994 по январь 1995 Аслан Масхадов возглавлял оборону президентского дворца в Грозном. В феврале 1995 года Джохар Дудаев присвоил Масхадову звание дивизионного генерала, — ред.), в то время он командовал войсками, нам сказал ездить с представителями СМИ.  Мы немного знали английский, а там были журналисты и из-за границы.  Белого позвал к себе Дудаев, и сказал, что у нас миссия — сопровождать журналистов», — вспомнил события 25-летней давности унсовец Игорь Мазур.

По его словам, затем снова начались активные действия со стороны армии РФ, окружающие маневры, и представителей СМИ не пускали на эти территории, поэтому в марте всех украинских добровольцев вывели из зоны боевых действий.

«В марте мы начали добираться домой.  Меня спасло, что в этот день, 18 марта, у меня был день рождения.  Нас остановили на блок-посту, а там где-то 20-25 человек.  Кстати наши все проверили.  Потом офицер смотрит мои документы и говорит: «День рождения?  Мама дома ждет?».  Водитель автобуса стоит, ждет, что ему скажут.  Скажут ехать, а нас оставят, или нас все же отпустят домой.  Перерыли наши вещи, высыпали в грязь Конечно, они догадывались, что мы не простые работники. Фактически, этот лейтенант решал судьбу двух своих ровесников. И нас отпустили, сказали: «Берите свои вещи и идите в автобус». Приехали в Минводы.  Мы купили билеты, в поезд примерно в 4:00, а ходят по городу патрули.  Если мы просто будем сидеть, нас будут проверять.  Могут завести в комендатуру… Мы решили праздновать мой день рождения, решили купить водки и делали вид, что пьем.  Так мы дождались поезда и поехали домой», — рассказал Игорь Мазур.

Как вспомнил наш гость, через 2,5 года он снова ехал в Чечню.  Игорь Мазур ехал вместе с народным депутатом II созыва Юрием Тымой.

«Мы ехали, потому что в Чечне задержали наших работников.  Тогда между первой и второй российско-чеченской войной в Чечне было спокойно, и украинцы ездили тогда на заработки, восстанавливать населенные пункты.  Их использовали как дешевую рабочую силу. И родители этих задержанных украинцев обратились к народным депутатам унсонцев, чтобы помочь вернуть домой наших граждан.  Так вот, мы ехали через Москву, если бы я был в «черных списках», как сейчас меня в РФ представляют, то меня же могли еще тогда на таможне задержать, но тогда этого не произошло.  Мы приехали, встретились с Басаевым, который на тот момент был премьер-министром.  Он меня помнил.  Нам удалось вернуть наших ребят домой.  Часть отправили самолетом, а часть поездом.  И я ехал именно в поезде. Вез 3-х больных, назад возвращался через территорию России без депутата Юрия Тымы. Даже по дороге домой меня никто не трогал.  А тогда тоже могли любого задержать по разным причинам», — объяснил гость студии «Журналист».

По словам Игоря Мазура, после прихода в РФ к власти Путина, после Оранжевой революции в Украине, из многих унсовцев пытались делать боевиков Осетии в 2008 году.

«Мы собирались, мы грузинам подавали списки тех, кто готов ехать.  Мы ждали, чтобы нам хотя бы перелет оплатили.  И когда мы позвонили, что выезжаем, нам сказали, что там уже назревает партизанская война, русские уже находятся на 100 км от Тбилиси.  Но у россиян есть уголовное дело, где прохожу я и еще несколько человек.  Например, я и Юрий Шухевич (Юрий Шухевич — сын главного командира УПА Романа Шухевича. Неоднократно был арестован и осужден советской властью за то, что не отрекся от своего отца, за свою проукраинскую позицию и антисоветскую агитацию. Всего провел в заключении около 35 лет, из-за чего почти полностью потерял зрение в начале 80-х годов прошлого века, — ред.) проходили как командиры подразделений, воевавших в Осетии.  А в 2008 году путинская организац ия «НАШИ» включила в список «10 самых больших врагов России» нескольких грузин, двух или трое чеченцев, меня и Юрия Шухевича, который уже слепой к тому времени был.  Так из грузин, чеченцев и украинцев сделали врагов России.  Когда уже началась Революция Достоинства, то Николаю Карпюку и Станиславу Клыху дали сроки, как моим подельникам за участие в боевых действиях в Чечне, хотя ни один из них там не был.  И в мае 2014 открыли это уголовное дело.  Сашу Белого уже и не трогали, потому что на тот момент он был убит.  Как говорят в России: «Был бы человек, а дело найдется», — добавил Игорь Мазур.

По версии РФ, «подчиненными» этой так называемой «группировки» сделали Арсения Яценюка, Олега и Андрея Тягнибока, Дмитрия Яроша, а одного унсовца включили в эту группу, несмотря на то, что ему на момент первой российско-чеченской войны было 3,5  года. Как отметил Игорь Мазур, Дело, по которому был задержан, в Польше, по его словам, базируется на показаниях 1 российского наркомана, который уже находится в тюрьме, а также показаниях Николая Карпюка и Станислава Клих, из которых выбили показания.

«Это показывает всю ничтожность этого уголовного дела, которое придумали русские», — подытожил Игорь Мазур.

Более подробно обо всем этом смотрите в видеоверсии интервью унсовца, участника войны в Донбассе и на Кавказе Игоря Мазура.

Подписывайтесь на telegram-канал journalist.today