Ирма Витовская: В случае отката в прошлое у меня, возможно, будет либо переориентация профессии, либо какая-то внутренняя или внешняя миграция (ВИДЕО)

1714
Фото: Facebook Ирмы Витовской

В связи с карантином в Украине на протяжении почти двух месяцев не происходит культурно-массовых мероприятий (концертов, выставок, кинопоказов, спектаклей, форумов, фестивалей), свои двери закрыли музеи, театры, кинотеатры, выставочные центры. В это время были запланированы вручения украинской кинопремии «Золота Дзиґа», театральной премии «Киевская пектораль», Фестиваль национальной премии ГРА. Из-за карантинных ограничений все эти события произошли онлайн.

«Журналист» пообщался с актрисой театра и кино, Заслуженной артисткой Украины, продюсером Ирмой Витовской, которая в этом году получила «Золоту Дзиґу» за роль мамы Гали в лирической комедии «Мои мысли тихие». Мы поинтересовались ее мнением об уровне отечественного кинематографа и ее видением развития культуры в условиях борьбы с коронавирусом.

«Каждая награда – это планка. Мы получили самые высокие планки (в различных отраслях искусства, — ред.). У нас есть национальный Фестиваль-премия ГРА, который появился недавно (учрежден Союзом театральных деятелей в 2018 году. В театральной премии ГРА принимают участие коллективы из разных уголков Украины, презентуя свои лучшие наработки за год, — ред.). Наконец создана такая крупная национальная театральная премия, потому что, например, «Киевская пектораль» охватывает только столичные театры. Я считаю, что это только дает стимул работать. Единственное, что меня беспокоит, это поле – где работать. То есть будет ли в перспективе все так же развиваться? Так, например, в телеиндустрии у меня есть две награды «Телетриумф». Одна награда за украинский продукт (2006 г. в номинации за лучший сериал «Леся+Рома», — ред.), а вторую награду я получила до войны за роль в сериале, который был сделан совместно с Россией (2012 г. в номинации «Актриса телевизионного фильма/сериала (лучшая женская роль), роль Нины в сериале «Лист ожидания» реж. А. Черных», — ред.). Этот «Телетриумф» я тоже ценю, потому что для меня эта роль была тоже этапной, если говорить о телевидении. Это было для меня новое амплуа после роли в сериале «Леся+Рома». И эта другая роль изменила восприятие меня в других образах и ипостасях. Но это был совместный проект. И я бы не сыграла эту роль (роль Нины в сериале «Лист ожидания», — ред.), если бы за 4 дня московская актриса, которая должна была играть эту роль, по каким-то причинам не смогла. Украинские актеры чаще всего играли третью-четвертую роль, главные роли всегда были квотой россиян. Поэтому второго «Телетриумфа» могло бы и не быть, если бы мне не посчастливилось войти в список актеров, где всегда была российская квота. Так вот, будет ли украинское кино в дальнейшем? Или наши актеры будут вынуждены играть седьмое-восьмое колесо? Есть вопрос: будет ли свое украинское поле? Будут ли работы в совместном производстве», — отметила Заслуженная артистка Украины.

Сама продюсер называет современный период украинской киноиндустрии «ренессансом», в том числе благодаря государственной поддержке кинематографа, которая была в предыдущие годы. По ее убеждению, в сфере культуры и киноиндустрии должна быть четкая государственная позиция в определенных вопросах, касающихся государства Украина. В начале российской агрессии Ирма Витовская отказалась сотрудничать с российскими кинопроизводителями, а в марте 2020 года вместе с другими артистами призвала власти не сокращать финансирование культуры. Она активно выступает за защиту украинского языка, украинской культуры и украиноязычного контента.

«Я бы сейчас сделала акцент на том, будет ли украинское для украинского рынка? Например, та же «Золота Дзиґа» («Золота Дзиґа» — украинская национальная кинопремия, которая вручается за профессиональные достижения в развитии украинского кинематографа. Основана в 2017 году Украинской киноакадемией, — ред.), я не вижу смысла ее появления 10 или даже 8 лет назад. Относительно киноотрасли мои две «Золоті Дзиґи» и два «Кінокола» появились благодаря тому, что в Украине возникло украинское кино, и его столько, что есть из кого выбирать. В 2017 году мы вышли на «Золоту Дзиґу» с тремя картинами за 2016 год, а сегодня вы видите, какой список. «Золота Дзиґа» — это наш «Оскар», а «Киноколо» — это наш «Золотой глобус». Этого не было бы, если бы мы остались в российской колонии. Не было бы у нас и премии Women in Arts, которая основана в 2019 году ООН, где награждают женщин в рамках движения солидарности за гендерное равенство HeForShe в Украине в партнерстве с Украинским институтом. И я была первой лауреаткой в номинации «Женщины в театре и кино», а в этом году уже состоялось второе вручение этой премии и в номинации «Женщины в театре и кино» награду получила Наталья Ворожбит. Всего этого не было бы, ведь еще несколько лет назад у нас даже «Украинского института» не было. И эта премия не смогла бы появиться, ибо кому бы ее можно было давать?

Все эти вещи появились, когда мы смогли, во-первых, создать и запустить работу институтов. Во-вторых, профинансировать создание фильмов. Политическая элита не видела вообще культурного андеграунда, хотя у нас это было. Первые жили в одной стране, вторые (артисты, — ред.) жили в другой стране. И, к сожалению, общество жило с ними (политической элитой, — ред.), а не с нами, артистами. И на то время вышел единственный украиноязычный продукт сериал «Леся + Рома», тогда, когда ничего этого не было. Это произошло благодаря личностным амбициям канала и собственников. Жаль, что это тогда не подхватили другие. А потом мы вынуждены были защищаться, пролить кровь, чтобы понять, что нам надо наладить свое производство. То же касается и других культурных отраслей. Думаю, что шоу-бизнес тоже страдал. Что-то немного было, но после закрытия «Территории А» практически весь наш шоу-бизнес перешел в русскоязычный контент, в частности и за то, что он был заложником доступа к радиоточкам.

И сейчас я боюсь, что все вернется снова. В случае возврата или отката в прошлое у меня либо будет переориентация профессии, либо вовсе какая-то внутренняя или внешняя миграция. Потому что я могу творить только в такой стране, которую я вижу на протяжении последних лет. Я имею в виду в культурном плане, речь идет о том гуманитарном прорыве, который мы начали. Для себя я не вижу иного пути – только украиноязычное ТВ, украиноязычный продукт», — отметила украинская актриса театра и кино.

Кроме актерской карьеры Ирма Витовская активно занимаемся благотворительностью, поддерживает украинскую армию, помогает онкобольным. Сейчас актриса не скрывает, что все эти годы борьбы за украинское забрали много сил, сейчас точно не понятно, как будет развиваться отечественное кино после карантина, поддержит ли государство сферу культуры, которая является одной из основ самоидентификации нации, какой вообще будет стратегия гуманитарной политики государства. Однако пока Ирма Витовская пытается сохранять оптимизм.

«Сейчас на производство кино влияет и мировой кризис, и сокращения. Какие-то фильмы должны пойти в работу, те, которые прошли прошлый питчинг. О новых питчингах я не знаю. Их будет немного, упадут гонорары. Но здесь у меня нет переживаний. Это не заработки. Я подработкой назанималась до войны. Сейчас мне интересно создавать хорошую историю. Гонорар, конечно, играет роль, но им можно поступиться в связи с экономическим кризисом и со сложившейся ситуацией. Но теперь я переживаю, как будет складываться стратегия гуманитарной политики на будущее. Можно пройти любые испытания, если государство все же будет поддерживать. И будет очень странно в такой ситуации, если здесь будет сокращение, но запустят все те вещи, которые были до Майдана. Тут все и будет понятно. Потому что если мы будем экономить на украинском производстве, но при этом будет активное сотрудничество, то это означает, что идет сворачивание (производства украинского контента, — ред.). Если наши граждане уже просто доведут нас, потому что будут выбирать все время желудками, то качественное меньшинство, которого достаточно, чтобы сделать прорыв, может быть просто репрессированным, потому что это меньшинство будет мешать. И все. Читаем историю, что дальше ожидает большинство? Есть такое понятие совесть и стыд. И когда ты что-то говоришь, и это твоя позиция, то ты уже не имеешь права сделать шаг назад. Это мне помогает. И уважение. Для меня важно не потерять уважение… Меня можно не любить, не воспринимать. Я могу избегать откровенных конфликтов, пытаться дать человеку возможность пристать к украинству. Но я не буду менять свое мировоззрение. Уже нет.

Поэтому мы все в ожидании. Есть всегда надежда и возможность увидеть все же, что ты ошибался. Я сейчас в процессе анализа и созерцания, но мой настрой оптимистичный. Хотя сейчас есть усталость, потому что на протяжении значительной часть жизни была борьба. Иногда смотрю на некоторых людей и думаю, какие счастливые, они не знают историю, они не включены… Но я не такая, я не смогу такой быть. У меня много знаний, они мешают идти на компромиссы. И от этого еще тяжелее. Я понимаю, что были хуже времена, но, честно, я уже устала. Есть опыт Майдана и прочих революций времен независимости Украины, где я активно включалась… Это истощает, но ты понимаешь, что надо это делать. Но это все так долго, а воз и ныне там. Это эмоциональное выгорание. Поэтому я не знаю, какое будет кино. Дай Бог, чтобы мы вышли в прокат, вышли из карантина, ведь у нас много лент не вышло в прокат. Иначе, кому давать следующую «Золоту Дзиґу»? Фильмы есть, но они не могут зайти в кинотеатры, потому что все на карантине. Это касается и театров. Все откладывается. Увидим. Все теперь зависит от пандемии, от показателей, как мы будем проходить это, как мы будем относиться к этому. Это тоже страшно. Не очень хочется, чтобы все вышли и завалили медицинскую систему. Тогда уже будет не до кино, ни до театра, ни до чего», — подытожила продюсер.

Видеоверсию интервью с актрисой театра и кино, Заслуженной артисткой Украины и общественной деятельницей Ирмой Витовской смотрите на сайте «Журналиста».

Подписывайтесь на telegram-канал journalist.today