Известный педиатр Анна Горбань рассказала как обезопасить себя от кори

Post image

Фото: Журналист

В рамках программы «Будьте здоровы с Владимиром Ткачом» заместитель руководителя по педиатрии клиники «Борис», бывший главный педиатр Украины Анна Горбань рассказала об актуальной сегодня теме – заболевании корью. О том, можно ли сегодня говорить об эпидемии, как проходит заражение корью, как обезопасить от заболевания себя и своего ребенка, о том, стоит ли делать прививки, и о том, как это сделать правильно, не навредив здоровью, смотрите в сюжете «Журналиста».

- Вспышка кори или эпидемия? Как родителям распознать первые признаки заболевания корью, чтобы не потерять время?

Безусловно у нас нет эпидемии. Для эпидемии – болеть должно огромное количество людей. А вот для того, чтобы они заболели у нас есть абсолютно все условия. Наше население не привито. И тем статистическим данным о вакцинации, которые дает сегодня Министерство здравоохранения, я не доверяю. Потому что на моем личном опыте я не выписала ни одной «левой справки», но я знаю, как приходят и говорят, что «нам для школы это надо было, мы ничего не делали, а сегодня созрели – сделайте нам прививку». Процент таких родителей очень высокий. И я не доверяю статистическим данным. Ситуация на самом деле является еще хуже, чем по документам.
Ничего кроме прививки по состоянию на сегодняшний день защитить от кори не может. Нет профилактических мер, нет помытых рук, нет способа изолировать того человека, который болен, потому что он становится заразным за два дня до того, как узнает о болезни. К тому же заболевший не всегда сразу получит диагноз «корь», потому что симптомы кори очень похожи на симптомы ОРЗ. Поэтому следует бить тревогу, когда вы не знаете о том, что с вашим ребенком в силу отсутствия медицинского образования. И иногда я с 25-ю годами стажа созываю коллег, обращаюсь к смежным специалистам, и иногда у меня уходит не один день, для того, чтобы, казалось бы, на немножко другие вещи дать правильный ответ чтобы ребенку не навредить, и чтобы помочь ему. Ведь в медицине в нас два основных закона – не навредить и помочь. Это сложно. Поэтому – повышение температуры, симптомы похожи на ОРВИ – это причина по которой вы должны обратиться к доктору. Начало кори очень похоже на острую респираторную инфекцию.
Очень сложно диагностировать, очень сложно с не полностью привитыми детьми. В последнем случае картина бывает очень стертая, смазанная. А больной может становиться источником болезни для других детей. Болеть он будет не так тяжело – без осложнений. Но он источник, а соответственно – должен быть изолирован.

- Никакого самолечения быть не может?

Проблема в том, что лечения кори нет. Нечем лечить.

- Единственным средством является вакцина?

Единственным. И на этом точка. Больше вариантов нет.

- Какие мероприятия понижают риск заболевания?

С корью нет таких мероприятий. Только вакцинация.

- Как возможно заражение корью?

Это воздушно-капельный путь передачи. У каждой инфекционной болезни есть свой индекс контагиозности или то, насколько легко этим заразится. Корь относится к заболеваниям с индексом контагиозности, приближающемся к 100 %. То есть вероятность заболевания при контакте – практически 100 %.

- В СМИ появились обвинения в адрес цирка «Кобзов» о том, что там могли массово заболеть дети.

  • Я не участвовала в разборе проблемы с цирком «Кобзов». Все, что я знаю – это информация из средств массовой информации. Сказать, что эта информация меня удивила – это мало сказать. Как подали информацию? - В цирке «Кобзов» был сотрудник больной корью (напомню, что в начале заболевания люди об этом не знают)... Это могло произойти с цирком «Кобзов», это могло произойти не с цирком «Кобзов». Люди связывают вещи, которые могут быть совершенно не связанными. Там, где есть скопление людей – всегда есть риск заражения намного выше. Вся профилактика одинакова по своему принципу и в случае гриппа, и кори. Это вирусное заболевание. Болен – сиди дома. Проблема с корью в том, что человек заразен очень активно, агрессивно за два дня до проявления заболевания. Он «здоровый» идет на работу, выступает в цирке «Кобзов», он ведет урок в школе, он приходит на детскую игровую площадку, он сидит на кассе в супермаркете. Он просто садится в маршрутку и едет. И является источником для всех тысяч людей в течении двух суток. И весь ужас в том, что наше население не привито. Тревога наших органов здравоохранения – она очень правильная, но очень запоздалая. В колокола бьют не в связи с, а до того, как. Эти колокола звенят последние пять лет. Три года нерегулярных поставок вакцины. Ведь за корью придет полиомиелит. Сумасшедшая ситуация по вакцинации дифтерии. Я с ужасом сижу и жду что будет. Чтоб вы понимали, на наших внутренних пятиминутках в клинике мы каждый месяц возвращаемся к напоминанию: «будьте бдительны – корь, краснуха, свинка, коклюш, дифтерия, столбняк». Ведь коклюша в этом году вон какое количество. О нем просто молчат, потому что смертность более низкая, чем у кори. Хотя его намного больше, чем в предыдущие годы. Это всё говорит о том, что наше население не привито. Я виню Министерство здравоохранения в том, что оно три года не давало качественных вакцин в сеть, потому что отношение какое-то очень странное. Наше население имеет высокий интеллект. Даже если брать самые сложные группы населения нашего общества – у нас все читают, все смотрят телевизор, практически все имеют доступ к интернету. А если не имеют, то имеют соседку, друга, имеют доктора, которому доверяют. И наше население разбирается, что такое живая вакцина и убитая, наше население разбирается, кто производит качественную вакцину. Когда государство предлагает альтернативную дешевую и, возможно качественную продукцию. Но зная, что бывают осложнения, зная, что бывают проблемы при вакцинации наше население уговорить сделать такую прививку невозможно. В обществе, в котором дискредитирована вакцинация, в котором не проводилось достаточное информационное объяснение – нельзя человека агитировать, сказать, что это правильно. Надо объяснить почему это правильно, и почему нельзя это не делать. Но в это абсолютно не вкладывались ни средства, ни сила, не проводилась агитация, не проводились необходимые мероприятия. Антипрививочного движения в средствах массовой информации больше, чем «за». И люди ищут негатив всегда больше, чем позитив. А позитива должно быть намного больше. Это безобразие.
    Второе – мы являемся заложниками этого безобразия. Не пойдут наши люди, которые любят своих детей на то, чтобы отдавать своего ребенка на риск сомнительных вакцин. Наше население просто словам «хорошо» не доверяет. Поэтому поставка вакцин может быть только от лидирующих производителей. Ничего другого не может быть. Только информационное поле и качественная вакцина. Это сработает.
    - Что делать в ситуации, которая сложилась?

На самом деле, каждая семья в которой есть ребенок, должна понимать, что безусловно бояться – это нормально. И безусловно у каждого своя медицинская история – болел ребенок, были сложности с аллергическими реакциями, были сложные течения инфекционных заболеваний. В каждой ситуации доктор должен сесть и разобраться, и потратить время на то, чтобы объяснить родителям, что в вот этой ситуации мы идем к аллергологу, который нам поможет, а в вашей ситуации нам нужен невролог, потому что у вас были судороги, но их уже нет пять лет, ребенок стабилен – давайте ребенка проконтролируем и ваши риски вакцинации обсудим с вашим неврологом. Так должен поступить педиатр, который хочет помочь ребенку, а не навредить. И придет мама у которой абсолютно здоровый ребенок, и которая просто боится. В таком случае стоит потратить 20 минут, чтобы объяснить маме, что боятся этого не стоит, а вот этого – стоит. Я хочу сказать, что вакцина «корь – свинка – краснуха» защищает от кори, свинки и краснухи и ни от чего больше. Делается по календарю два раза – один раз в год после рождения, второй раз – в шесть лет. Если ребенок к шести годам имеет одну дозу – он получает вторую. Если к шести годам он не имеет ни одной дозы – он должен быть привит дважды с минимальным интервалом один месяц. Доктор должен осмотреть ребенка и принять решение о том, возможно ли проводить вакцинацию. Акцентирую внимание, что обязательно перед тем, как проводить вакцинацию Министерство здравоохранения приготовило опросник «Згода на проведення щеплення», которая помогает вам глубже вникнуть в состояние ребенка. Вам задают вопросы, чтобы избежать грубых ошибок при вакцинации (считаете ли вы своего ребенка здоровым, получал ли он какие-то особенные препараты, и в той же строчке написано то, что не является противопоказанием против вакцинации). Только вы даете это согласие. Только после того, как вы заполнили данное согласие, доктор имеет право прикасаться к вашему ребенку. На словах это не работает, это официальный юридический документ, который вас защищает от глобальных и грубых ошибок. На основании заполненного документа доктор обязан глубже изучить ситуацию. К примеру, он должен разобраться на что у вас аллергия, какие тесты вы проводили и возможно вы не только не провакцинируете ребенка сегодня, вы еще и разберетесь с основными диагнозами. Потому что часто приходят родители со словами, что у ребенка много аллергических реакций, но по факту обследования не проводились. С моего кабинета часто дети идут к аллергологу. Некоторым говорят, что они могут прививаться, некоторым аллерголог говорит «ребята – вы попали, мы обследуемся, потому что это опасно». И это самый честный подход к решению вопроса вакцинации.

- Статистика говорит, что один случай аллергии имеет место на миллион прививок.

Но кто знает, кто этот миллионный? Вы согласны, чтобы это были вы и ваш ребенок? Я, как доктор, борюсь за каждую жизнь. Я борюсь не за то, чтобы сделать прививку, я борюсь за то, чтобы ее сделать и не навредить.

- Люди, которые заболевают корью, в 5 % имеют такие последствия, которые потом воздействуют на организм ребенка?

Это так и есть. Инвалидизирующие факторы имеют место.

- Часто данные о прививании фальсифицируются. Как быть в этой ситуации?

Иногда приносят документы, в которых якобы все нормально. И мама говорит «я вот это купила, и вот это купила, пожалуйста – сделайте». А дальше у меня проблема, потому что у меня есть юридический документ, а я делаю то, что выходит за рамки закона. Поэтому родители должны писать заявление о том, что они сфальсифицировали данные. Только после этого я делаю вакцинацию.
Есть врачи, которые против вакцинации. Я считаю, что они курс иммунологии не сдали.
Жизнь — это не праздник, отдельные минуты — это праздник. Жизнь – это сложная борьба, борьба за то, чтобы жить хорошо, чтобы выучиться хорошо, чтобы не болеть, чтобы полечиться хорошо.

- Люди часто не доверяют производителям вакцин. В чем причина?

Я очень подробно занималась изучением этого вопроса. Мне приходилось бывать во Франции. Я была в Лионе у французского производителя на заводах. Частично, они расположены в Европе, частично - в восточных континентах. Вопрос не в том, где они расположены территориально. Вопрос в качестве продукта. Если они ставят свое брендовое название – они отвечают головой.
На производство вакцины уходит до семи лет, иногда доходит до десяти лет. Я была в помещениях, где инкубируют составные части вакцины. Это кварталы котлов, это безумные машины, которые каждый день находятся под контролем. Проводится спецстерилизация оборудования химпрепаратами. Даже подход к этим помещениям осуществляется по специальным туннелям, потому что малейшее нарушение режима вынуждает выбрасывать партии, рассчитанные на обеспечение нескольких континентов вакциной. Планирование закупки вакцин для государства является первоочередным. Потому что, если происходит сбой в производстве партии какой-то, в первую очередь вакцину получат только те страны, которые имеют государственные закупки. Что и произошло у нас. Ведь у нас не было государственной закупки качественных вакцин. Поэтому частный рынок нашей страны не имел доступа к этим прививкам. Образовался мировой дефицит вакцины АКДС (адсорбированная коклюшно-дифтерийно-столбнячная вакцина – ред.). Почему наши люди ее не хотят делать? - Они знают, что цельноклеточная вакцина является опасной в той степени, в какой безопасной является безклеточная. Поэтому, когда на украинский рынок завезли цельно клеточную вакцину АКДС – ее делать пошли единицы. Наше население ждет ацеллюлярную вакцину. А для того, чтобы она была – наше государство должно в плановом порядке, регулярно делать заказы. Да, это дорого! А хоронить детей – это дешево?! А иметь эпидемию в стране, на которую кинутся гораздо большие деньги – это дешево?! А за государственный счет делать бесконечные мазки на дифтерию, которые стоят не дешево? А содержать стационар, который лечит больных дифтерией?… Если садится грамотный экономист, а это давно во всем мире посчитано, и считает сколько стоит минимальная вспышка дифтерии, и сколько стоит плановая вакцинация, и сколько стоит эпидемия государству… то, наверное, на карту ложится вакцинация и качественные вакцины. И на карту ложится финансирование информационных мероприятий. Это не пропаганда, это просветительская работа.
Я была в Израиле, в Польше, в США, Германии, Австрии, Франции, Италии, Испании, Турции, Китае. Например, если взять Канаду, мне на днях написала моя пациентка слова благодарности за то, что они приехали туда со всеми вакцинами, которые требуются для Европы и Америки, потому что все вакцины, которые являются обязательными во всем мире – наше государство не закупает, и пишет их рекомендованными. Это первое.
Второе. Канада запрещает на законодательном уровне посещать школы и детские садики детям, которые не привиты. Там вопрос о том прививать или нет не стоит. Там все прививают. Причем хорошо понимают, что если дома живет животное и оно не привито – то оно представляет угрозу для семьи. И поэтому 97 % животных сознательно привито. Хозяева платят деньги при том, что это не дешевое удовольствие. Это уровень сознания. Моя пациентка мне рассказала, что с ними колоссальную работу проводит врач перед вакцинацией. Разъяснительная работа в школах, в детских садах, на ТВ. Она проводится постоянно. Это информационное поле ненавязчивое, но оно везде есть.
Я знаю, что Польша требует огромные штрафы от родителей, если у них прострочены прививки без уважительных причин. Я знаю, что Франция и еще несколько стран ввели на законодательном уровне уголовную ответственность за то, что родители не прививают детей. Это огромная работа. Государство делает вилку – одна часть - наказывающий орган, который регулирует юридически и требует это делать, а вторая сторона – это разъяснительная работа и это качественные вакцины. То есть, они не дали только уголовную ответственность и указания делать, иначе будет плохо, а помогают решить этот вопрос человеку. Это демократические государства – ты можешь не делать, но тебя не возьмут ни в школу, ни в садик и ты не сможешь адаптировать своего ребенка социально за что ты будешь наказан по другим уголовным статьям.
Таким образом, в западных странах существует система, которая состоит из разъяснительно-профилактической работы и принудительных мероприятий. И я очень боюсь, что у нас может быть лишь одна часть вилки. Закон примут, а со вторым этапом ничего делать не станут.
Расскажу интересную историю. Когда у нас начались военные действия, мой ребенок учился на экономическом факультете и у них был предмет украинская литература и язык. И преподаватель сказала, что поставит экзамен автоматом тем, кто подготовит доклад как с трибуны Верховного Совета. В стране низкий охват полиомиелита. В стране нет вакцинации, зона военный действий – зона отсутствия санэпидемического контроля и это безусловно опасная ситуация по вспышке полиомиелита. Невозможность изолировать его, также большая проблема - граница распространения полиомиелита. Она очень сомнительна. При этом простые люди, они ведь ни в чем не виноваты. Сын сделал доклад на эту тему, но преподаватель сказала, «что за «галиматью» ты принес, я это даже не буду слушать». Это был октябрь. В ноябре открываю интернет и вижу, что проходит Внеочередное заседание Всемирной организации здравоохранения об опасности риска распространения полиомиелита в Украине, России и его угрозе для Европы. Таким образом, сын сделал доклад о проблеме раньше ВОЗ на месяц. Это я к тому, что люди, которые имеют высшее образование должны больше знать.
РНБО – то тот орган, который стоит за безопасностью. А вакцинация и эпидемия государственного масштаба – это контроль РНБО.

- В свое время Киевский медицинский университет был одним из лучших. Как дела обстоят сегодня?
Я очень люблю Владимира Шипулина, который является директором Музея истории медицины. Были найдены истории болезней начала прошлого века, доступ к которым я получила. Наша больница, которая была университетской, располагалась на бульваре Шевченко, 17 напротив Владимирского собора, лечила аспирином до того, как фирма Байер стала его производить. А это показатель того, насколько был продвинут уровень медицины у нас. Киевский медицинский университет был одним из ведущих европейских университетов. У меня есть большая надежда, что с приходом Амосова в качестве директора университета началось позитивное движение в плане улучшения. Проблемой является также то, что многие молодые люди покидают страну в поисках лучших условий работы и жизни, и мы теряем лучших из лучших нашей страны.
- Возвращаясь к нашей теме, скажите, нужно ли вакцинировать взрослых?

Вакцинировать от кори начали в 1968 году, в 1975 – 1976 годах это стало приобретать более массовый характер. Но реально, лишь в начале 1980-х годов вакцинация приобрела более-менее массовый стабильный характер. Делали ее два раза и не было тогда совместной вакцины «корь-свинка-краснуха», их всё прививали отдельно. И был государственный контроль за этими вопросами. Поэтому поколение, которое родилось в начале 80-х годов - это достаточно привитые люди и в данной ситуации, когда есть эпидемическая ситуация – есть очень простой анализ – сдается иммуноглобулин. Он постоянный. Для этого анализа нужно сдать кровь из вены. Если этот показатель высокий – то мы говорим о том, что вы защищены. Если этого нет, то безусловно прививать надо. Ведь в более взрослом возрасте человек болеет корью еще более тяжело. Группы риска пожилого возраста вообще колоссальны. Поколение 70-х годов в 90% перенесло это заболевание. Речь идет о единичных случаях – людях, которых не переболели. Бардак начался в 1995-96 годах. Это поколение, которому сегодня в районе 20-30 лет. Эта категория является наиболее уязвимой потому что были массовые периоды отказа от прививок.
Сейчас мы еще не имеем пиковой ситуации. Потому что заболевшие ходили два дня и распространяли вирус. Инкубационный период проходит до 14 дней. И еще я опять же не верю в статистику, потому что на количество умерших обязательно есть количество заболевших.

- Появляются блоги всяческие, где люди подчеркивают, что являются сторонниками вакцинации и критикуют современную систему, Минздрав. Была информация, что существенно возросло количество вакцинированных в последние дни? Как вы считаете во время вспышки нужно делать вакцинацию?

Безусловно. Причем, не только во время вспышки, но и во время эпидемии. Потому что доказано научно, что, если во время эпидемии ребенок был провакцинирован в инкубационном периоде – степень тяжести осложнения от прививки не усугубляется. Но если он не был заражен - у него есть шанс получить прививку, получить иммунитет. Если это произошло в первые часы с начала инкубационного периода, то эта прививка еще успевает защитить. Поэтому, на сегодняшний день рекомендация Всемирной ассоциации здравоохранения, касающиеся кори, однозначно звучит как «прививать». Это позиция безопасности.

- Когда нельзя делать прививку. Какие есть противопоказания?

Определяет в любом случае врач, который работает в юридическом поле. На сайте Министерства здравоохранения есть приказ о вакцинации. И там прописаны все пункты противопоказаний. И врач не имеет права нарушать то, что прописано в этом законе. Кроме того, каждая вакцина, которая приходит – имеет инструкцию, в которой указываются и противопоказания. Кроме того, когда вы заполняете соглашение, о котором я рассказывала, которое является первичным документом – у вас будет перечень вопросов, на которые вы должны ответить «да» или «нет». Именно в зависимости от ваших ответов – это уже показания и противопоказания. Потому что основные там включены.
Отмечу, что эта вакцина имеет следы белка куриного яйца, поэтому если вы думаете, что у вас аллергия на белок куриного яйца – вы об этом должны сказать врачу. Но все должно быть подтверждено лабораторно. Голословные заявления мамы меня не удовлетворяют. Кроме того, консервантом является в определенных вакцинах (поскольку они немного отличаются в зависимости от производителя) антибиотик неомицин, которым мы редко пользуемся – и есть люди, которые имеют на него аллергию. Но никто не отменял вакцинацию в условиях стационара под наблюдением аллерголога.

- Многие говорят о том, что, несмотря на вакцинацию, ребенок все-равно заболел. Возможно ли это?

В инфекционном процессе есть три звена – источник, путь передачи, восприимчивое лицо. Если мы говорим об источнике, вспоминаем популярную рекламу «болен – сиди дома», то есть когда человек знает, что он болен, он должен находится дома. Но в случае с корью - за два дня до заболевания человек уже заразен, то есть изоляция имеет очень косвенную функцию в данном случае. Да, это правильно потом изолироваться, потому что ты можешь нанести вреда потом еще больше.
С путем передачи тоже все сложно, потому что на протяжении двух дней он ходит и передает.
Но мы можем повлиять на изменение восприимчивости лица. Что происходит во время прививки? У нас есть клетки памяти. Эта вакцина живая, то есть когда мы делаем эту прививку – ребенок получает живые, но не такие как в дикой природе, когда мы заболеваем естественным путем, вирусы. Их вырастили специально, они не вызывают тяжелых форм, они не вызывают осложнений, но они вызывают выработку точно таких же антител, как и при диких формах. И эти клетки находятся в нашем организме постоянно. В кори есть клетки памяти…почему мы переболеваем один раз в жизни, лишь единицы – второй. Когда вирус попадает в организм непривитого человека – он распознает, что есть вирус, он должен полностью расшифровать структуру самого вируса по аминокислотам, а это забирает огромное количество времени. Третье – он должен насентезировать белки, которые борются с этим конкретным вирусом, согласно тому составу аминокислот, которые входят в эту структуру вируса. На миллион вирусов, надо полмиллиона антител – белка. Но потом организм всю жизнь помнит структуру вируса кори. Так вот – задача вакцины заставить организм переболеть в легкой форме – расшифровать структуру, сформировать антитела и помнить. В тот момент, когда к привитому ребенку или взрослому, или переболевшему приходит вирус – выскакивает клетка памяти и они за одну секунду начинает вырабатывать миллионы антител. Организм готов и не тратит времени на весь этот цикл. Когда мы прививаем первый раз – процент людей, которые имеют легкую форму кори составляет около 30 %. Я всегда говорю пациентам на протяжении трех - пяти дней может быть с 7-го по 14-й день, температура до 40 градусов, бывает слабость, вялость, бывает нарушение аппетита, сыпь, ребенок может быть просто капризным. Но это нормально. Организм просто защищается от инфекции. На повторное введение гораздо реже бывает такая симптоматика.

- А какие осложнения бывают у людей, которые заболеваю корью и у которых отсутствует вакцинация?

Самое страшное осложнение – это уход из жизни, потому что это заболевание медицински неконтролируемое. Конечно будут капать, вводить какие-то симптоматические препараты, но лечения нет. Уход из жизни к сожалению, высокий. Второе – это менингит, энцефалит, пневмонии, которые за секунды протекают и которые невозможно остановить. И от них умирают, и с ними выходят инвалидами. Доктор всегда взвешивает все «за» и «против».

Я хочу нашим слушателям пожелать сделать правильный выбор, потому что у каждого свое понятие «правильно».

Подписывайтесь на наш Telegram и Twitter