Яна Зинкевич: Мы переживали времена и похуже (ВИДЕО)

886

Пока народные депутаты ушли на каникулы, «Журналист» пообщался с известным добровольцем-медиком, народным депутатом Украины IX созыва, секретарем Комитета, главой подкомитета по вопросам военной медицины Комитета ВРУ по вопросам здоровья нации, медицинской помощи и медицинского страхования Яной Зинкевич, которая дала свою оценку работы парламента и поделилась ожиданиями накануне осенних выборов в органы местного самоуправления.

 — Почему Вы решили пойти в политику?  Что побудило Вас стать народным депутатом?

 — На самом деле, действительно, в политике очень не сладко, тем более при той политической ситуации, что есть в данный момент.  Вначале у меня бывали какие-то сомнения.  Я до конца, до президентских выборов не планировала и не думала о политике, хотя определенные предложения слышала.  Но окончательно меня убедили именно выборы президента Украины.  Сказать, что это был шок, это ничего не сказать.  Фактически наше ветеранское сообщество, кто не такой стойкий, в этот день чисто пили, потому что принять это — как могли выбрать президентом страны такого человека — не мог никто. Я для себя это сразу переформатировала в какое-то правильное русло, потому что можно сидеть, жалеть себя: «Боже, за что нам такое наказание и нашей стране. Что это будет?»  Я поняла, что ситуация в нашей стране будет чрезвычайно плохая, она будет ухудшаться с каждым днем.  Я поняла, что не смогу просто сидеть сложа руки.  В тот же день, когда были президентские выборы, я где-то часа 3 просидела просто в астрале, глядя на стену.  И решила, что надо идти в политику, для того чтобы создавать какой-то противовес, чтобы по крайней мере не дать возможность сделать огромный откат назад.  Мы уже даже не говорим о развитии.  Было сразу понятно, что надо будет за какие-то маленькие шаги бороться.  В принципе, так все и получилось.  Я обсудила предложение с Петром Алексеевичем, мне было предложено хорошее место в списке (7 номер, еще и счастливый, как считается). Соответственно, я согласилась.  Мы с Петром Алексеевичем давно знакомы, он во время войны меня навещал, когда я была после травмы.  После того командир подразделения «Госпитальеры» получал государственную награду, были неоднократные встречи, было определенное доверие, поэтому я решилась.  Сказать, что жалею?  Нет.  В принципе, я вижу свои эффективные решения, которые мне удалось сделать за этот год.  Да, действительно, к сожалению, они не совсем на развитие, скорее, на предотвращение ухудшения.  Но в этот год это была просто разминочка.  Мы все понимаем, что главная борьба начнется осенью. За этот месяц мы морально набираемся сил и готовимся к тому, что будет происходить, потому что будет яркая борьба на местных выборах, и может быть вообще смена правительства. Это, в принципе, почти стопроцентно, у меня такое впечатление. Возможно вообще изменение парламента, что в критической ситуации коронавируса недопустимо.  Мы все понимаем, что во время кризиса парламент менять на 2 года нельзя, какой бы он странный плохой ни был, потому что сейчас это сыграет в пользу пророссийского направления.  Даже по аналитике, если президентские выборы состоятся сейчас, на втором месте будет Бойко. Если говорить о парламентских выборах, то опять же 30 с лишним процентов у «Слуги народа».  У нас около 20% и у ОПЗЖ около 21%.  Это очень страшная проблема.  Мы понимаем, что может быть вообще огромное изменение ракурса нашей страны, уже не будет даже обсуждений относительно Евроинтеграции.  Уже не будет такого, как сейчас, что мы делаем митинги, граждане включаются, и удается какие-то решения перекрыть, грубо говоря (та же формула Штайнмайера).  А потом уже просто не с кем говорить, потому что когда власть будет пророссийская, у нас будет откат лет на 20 назад.

 — Как Вы думаете, насколько эффективно и результативно работает Верховная Рада IX созыва?

— Ну, если начать с самого начала, то в принципе первые 2 месяца у нас был огромный хаос, потому что почти 70% людей новых парламентариев, во фракции «Слуга народа» фактически все новые.  Тогда происходило запоминание: кто где находится, какие комитеты, какие графики и так далее.  2 месяца был полный хаос. После того начался этап большого законодательного спама.  Тогда включился так называемый турборежим.  Мы фактически каждый день сидели там до часу ночи, до 3 ночи, до 5 ночи. Сказать, что мы рассматривали что-то важное, что-то очень прописанное, продуманное, классное – я бы так не сказала. Какой-то процент нормальных законопроектов действительно был, но сравнивать статистику принятых законопроектов этого созыва и прошлого созыва, то в процентном соотношении примерно где-то так и осталось.  Но если говорить о количестве поданных законопроектов, то сейчас их очень много и очень много не доходят даже до рассмотрения в комитетах, потому что они никакие. Если говорить об эффективности, о том, делается ли это во благо, я скажу, что действительно есть несколько полностью проукраинских фракций, хотя они могут придерживаться разных взглядов, ссориться между собой, но все так понимают.  Если говорить о фракции непосредственно монобольшинства, то и там есть проукраинские, и там есть патриоты, и там есть люди, которые борются у них внутри против системы, то есть нет такого, что это полностью масса. Относительно определенных решений, которые им приходится принимать, то очень часто их в определенной степени заставляют.  Какими методами?  Шантажом, влиянием, какими обещаниями мажоритарщикам что-то для их округа дать – они выбирают разные методы.  Фактически, если говорить сейчас, то летом за законы, которые тот же президент подавал,  монобольшинство давали в основном 190 голосов.  Это на 60 меньше, чем у них есть. До того они не сотрудничали абсолютно ни с кем, им хватало только своих голосов.  Когда позже то проукраинское сообщество, которое у них есть, поняло, что это не дело, начали отказываться голосовать, им пришлось сотрудничать.  Например, сейчас они очень активно сотрудничают с группой «Довіра».  Соответственно, практически все голосования, на которые не хватает голосов «зеленым», дает или «Довіра», иногда, в исключительных случаях, ОПЗЖ. Это пока так. Если говорить о межфракционном сотрудничестве, то многие вообще не способны между собой сотрудничать.  С этим было очень трудно в первые месяцы, потому что была достаточно серьезная вражда, сейчас уже более-менее все притерлись.  Хочу сказать, что я, например, работаю в комитете здравоохранения (секретарь комитета).  Если говорить именно о нашем комитете, у нас там представители практически всех фракций.  Конечно, квота больше у работников монобольшинства, но нашим комитетом я в принципе довольна, процентов на 80. Что касается выполнения Минздравом непосредственно, и теми министрами, которых назначают, это вообще отдельная тема.  Например, по тем же вопросам коронавируса, в целом, в марте мы фактически за месяц приняли все необходимые законы, которые в основном были нужны для преодоления коронавируса.  К сожалению, мы видим, что реализация действительно хромает, есть определенные коррупционные преступления, которые сейчас, надеюсь, будут все-таки расследоваться.  Вопрос коронавируса в нашей стране вообще не решен.  Мы все знаем, что никто карантин не соблюдает, и в принципе в наибольшей степени в этом были виноваты именно отдельные представители «зеленой» власти, потому что то президент в большой компании в Житомире встречается, то депутаты в очень дорогом кафе большой компанией в Днепре,  то «Велюр».  Думаю, более показательным был «Велюр».  По моим наблюдениям, после того, как реально это событие состоялось, я вышла на улицу, и людей, придерживавшихся карантина, было на значительный процент меньше.  И это, честно говоря, ужасно, потому что так сейчас можно жаловаться, хвататься руками за голову: «Ой, а как это так, а люди не слушают, не хотят соблюдать!»… Ну, а вы сами к этому привели.  То есть если говорить о депутатах, то если вы какие-то меры принимаете, то вы сами подавайте пример: носите те же респираторы, носите маски, носите те же перчатки, даже на работе в Верховной Раде.  У нас фактически сейчас никто этого не соблюдает.  Главе Верховной Рады приходится чуть ли не поименно называть: «Наденьте, потому что мы не можем начинать работу».  И это все стыдно.

 — В связи с пандемией коронавируса, а также рядом изменений в избирательное законодательство, какими Вы видите местные выборы, которые должны состояться осенью этого года?

 — Если говорить об ожиданиях, то действительно коронавирус и его обострение возможно уже этой осенью, уже с октября, ноября ожидается волна гораздо серьезнее, чем первая.  То есть мы уже не будет тысячи больных людей в день, а будет гораздо большее количество.  Это, к сожалению, наша реальность, к этому готовится весь мир.  Здесь даже не новинка для нас, поэтому мы должны использовать это время, конечно, эффективно.  Например, тот же бюджет, который мы выделили на борьбу против коронавируса, надо было использовать эффективно, а как вы, наверное, знаете, из тех, кажется, 65 миллиардов, которые мы выделили (фактически по кусочку у всех забрали и выделили в этот фонд) сейчас уже большее количество распределено только на ремонты дорог.  А чем нам поможет асфальт против коронавируса, никому не понятно. Но ясно, зачем это делается — чтобы заработать себе определенные баллы перед выборами. Если говорить непосредственно о выборах, то я была более благосклонна к мысли, что возможно стоит местные выборы все же немножко оттянуть по времени, потому что это действительно рискованно. Этот вопрос много раз обсуждался с представителями монобольшинства, с президентом кто-то общался, но у них теряется рейтинг, и они не могут затягивать даже на один месяц, так как фактически у них будет с каждым месяцем обвал еще на несколько процентов. Для них это не допустимо, и даже несмотря на риски для жизни и здоровья наших граждан, местные выборы они будут проводить.  Сказать, как будут происходить эти местные выборы — думаю, это будет полный хаос.  Когда мы принимали в июле этот закон о районировании, там было так много поправок… Мы рассматривали каждую следующую поправку, бывали случаи, что они уже даже противоречат принятым поправкам, принятым нормам.  Фактически даже в конце голосования, когда уже проголосовали за закон, за все поправки, никто не имел полного понимания, как это все будет происходить.  Понадобилось несколько дней на анализ того, что было вообще проголосовано.  Это, честно говоря, было ужасно, очень много городов, которые потеряли свое значение.  Возмущенные, очень много было митингов.  К сожалению, ко многим не прислушались, потому что там, где были мажоритарщики сильные и все же дожали, те районы остались.  Там, где были слабее, тех районов уже не будет.  Если говорить о контексте выборов, также будет очень тяжело людям сориентироваться, как, что теперь делать.  В том числе теперь и ЦИК в июле уже предупреждал, что если срочно не будут принято и решено, как они будут происходить, то местные выборы могут быть на грани срыва.  В принципе, впритык этот закон приняли.  Но пока они не будут проведены, спрогнозировать, как это будет происходить, не может никто.  Там все очень сложно.

 — Как Вы оцениваете действия власти в контексте достижения мира на Донбассе?

 — Я считаю эти действия абсолютным провалом.  Я также участвовала во всех митингах и во всех подписантах различных документов, заявлений на эту тему, потому что как ветерану мне это очень болит.  Мое подразделение до сих пор на передовой.  Они это видят, им это тоже болит.  Каждому из нас очень трудно принять происходящее, потому что да, все понимают, что мы должны делать вид соблюдения мира, но все равно защищать себя постепенно, делать тихую войну, бороться по 10-20-100 метров, по 300 м, в принципе, как и происходило эти годы.  Мы все это знаем, все это понимаем.  Если говорить сейчас, то фактически мы потеряли уже часть территорий, там, где было разведение.  Мы потеряли большое количество людей, большее количество, чем в прошлом году, к сожалению.  Мы потеряли еще большее количество раненых (также большее количество, чем в прошлом году).  Сейчас большая волна увольнений из армии, потому что люди этого не выдерживают, не хотят на это смотреть. Даже те, кто держался, был уже 5 лет на войне.  Есть очень большое разочарование.  Если говорить об этих последних изменениях и в Трехсторонней контактной группе, и в этих последних заявлениях, это просто кошмар. Я считаю, что это предательство Украины.  Действительно эти люди должны быть наказаны. И мы должны отказаться от таких идей достижения мира любой ценой, потому что просто мир нам не нужен.  Нам нужна победа.  Просто сейчас оставить фактически эти территории и терять каждый день там людей, но при этом не бороться, не отстаивать наши интересы по миру это действительно измена страны.

Я понимаю, что когда уже стали на этот путь, представители нынешней власти еще не думают, что они с него сойдут, ведь что-то они уже пообещали России, что-то уже Зеленский пообещал Путину, они уже имеют между собой определенные договоренности.  Я думаю, Зеленский настолько слаб, что он уже не уйдет от этих договоренностей, как ни крути.  Тем более, мы видим, что он делает все только шаги навстречу России, к сожалению.

 — Как в нынешней ситуации действовать гражданам?

— Я бы хотела отметить, что сейчас для страны будет очень страшной вещью именно Майдан.  Мы должны понимать, это уже не пройдет так, как было в 2014 году.  Очень большое количество населения вооружено, в любом случае Россия свой шанс также не потеряет, у нас может быть большая кровопролитная война.  Даже может дойти до гражданской.  Сейчас стоит быть очень осторожными.  Все же стараться, если будет желание, изменить власть демократическим мирным путем, методом переизбрания, перевыборов.  Я бы советовала всем держаться, быть сильными, не разочаровываться.  Мы уже переживали времена и похуже, когда Россия только на нас напала, и мы с этим справились, поэтому несмотря на то, что сейчас есть определенный откат назад, хотя он и большой, но нам все удастся.  Мы любим свою страну, мы патриоты своей страны, мы хотим, чтобы здесь жили наши дети, чтобы здесь жили наши родители, мы сами хотим здесь жить, поэтому каждый должен делать на своем месте то, что он может.  Также отдельно хочу сказать для тех, кто сомневается, идти на выборы или не идти — обязательно идти.  Если вы считаете, что сможете что-то сделать в пользу для нашей страны, обязательно надо не бояться и пытаться, потому что здесь зависит будущее нашей страны от каждого гражданина.

Подписывайтесь на telegram-канал journalist.today