Экс-топ-менеджер «Укрзализныци»: Финансовый результат первого квартала — убыток 7 млрд грн, а руководство УЗ покупает время «сенсациями» (ВИДЕО)

166

Специально для «Журналиста» бывший директор по развитию бизнеса АО «Укрзализныця» Андрей Рязанцев дал оценку работы государственной компании.

«Укрзализныця» в 2019 году получила 2,988 млрд грн чистой прибыли — это в 14,7 раз больше, чем в 2018 году. Согласно информации на сайте Кабмина, по итогам января-марта 2020 года «Укрзализныця» получила убытки в размере 7 млрд грн. Негативно на финансово-экономические показатели УЗ влияет вынужденная остановка деятельности в связи с карантином. По прогнозам компании, в связи с необходимостью погашения кредитов и процентов по ним (11 млрд грн и 3 млрд грн соответственно), дефицит средств на конец года может достичь 16 млрд грн.

— Что сейчас происходит на «Укрзализнице»? Как работает акционерное общество в условиях кризиса и пандемии?

— На сегодняшний день экономические и эксплуатационные показатели украинской железной дороги указывают на ухудшение финансово-экономического состояния. Если, например, в течение предыдущих трех лет во время работы нашей команды мы «вытащили» железную дорогу из 7 млрд грн убытков фактически до 5 млрд грн прибыли, то сегодня только за первый квартал 2020 года «Укрзализныця» уже имеет предварительный результат тоже в размере 7 млрд грн убытков. Кроме того, это замечают уже не только в середине компании, это уже замечают и наши оценщики, так называемые кредитные рейтинговые агентства, которые тоже в начале деятельности нашей команды отмечали, что мы имели дефолтный рейтинг «SD». Мы смогли его вытащить путем приведения в соответствие деятельность по повышению доходной части компании. Мы смогли выйти на рейтинг «B-», но сегодня уже снова имеем оценку «CCC» с негативным прогнозом. То есть это опять дорога к ограничению финансирования, к подорожанию. В ситуации, когда компания и так несет убытки за счет своей операционной деятельности, то и источник заимствований для нее станет проблематичным. Доход от использования собственных вагонов компании на сегодняшний день упал в два раза: с 2,5 миллиардов по состоянию на первый квартал 2019 года, до 1,2 млрд по состоянию на первый квартал 2020 года. Фактически мы теряем почти половину доходов от того имущества, которое государство внесло в уставный капитал компании.

— Что делает наблюдательный совет? Почему не сигнализирует обществу и правительству об этой проблеме? Почему это замалчивается?

Еще в феврале 2020 года наблюдательный совет «Укрзализныци» дал старт конкурсу на должность главы правления компании. Ранее в одном из интервью министр инфраструктуры Владислав Криклий заявил, что у него вызвала вопросы работа и. о. главы правления «Укрзализныци» Желько Марчека. В апреле СМИ сообщили, что наблюдательный совет УЗ отстранил Желько Марчека от руководства компанией. После этого стало известно, что было поддержано назначения и. о. главы компании Ивана Юрика. Недавно глава наблюдательного совета УЗ Шевки Аджунер сообщил, что до конца июля текущего года будет избран кандидат на должность главы правления компании и его предложат на рассмотрение Кабинета Министров.

— Это мое субъективное мнение, но работа наблюдательного совета в том составе, который был избран после 2018 года, когда произошло изменение в самой структуре наблюдательного совета и порядок его избрания, она вообще не улучшила и не дала тех ожидаемых результатов для компании, поскольку давление на компанию с так называемыми политическими факторами, как я называю, политической коррупцией, не уменьшился, а при этом наблюдательный совет начал смещаться в сектор фактического управления компанией. То есть почти не подменять собой правление, которое должно заниматься операционной деятельностью и обеспечивать финансовый результат и эксплуатационные показатели основных средств.

Безусловно, самый передовой иностранный опыт необходимо использовать, но это не означает, что все, что идет с названием «иностранный», является хорошим. Присутствуют в составе нашего наблюдательного совета иностранцы, фактически их большинство, которые до того почти не имели опыта работы в железнодорожной отрасли. И я помню, как в начале даже простые, элементарные вещи, которые касаются непосредственно железнодорожной деятельности, надо было им объяснять с целью квалифицированного разговора между менеджерами компании и представителями наблюдательного совета. На сегодняшний день мне кажется, что уклон в сторону именно кадровых вопросов: замещение должностей, увольнений, назначений, которые они постепенно пытаются перетянуть на себя, это постепенно и приводит к ухудшению операционной деятельности, потому что большинство квалифицированных менеджеров высшего и среднего звена постепенно увольняются из компании или их увольняют, и это мы уже видим на эксплуатационных и финансово-экономических показателях.

— Как описанная Вами ситуация повлияет на граждан, которые пользуются услугами «Укрзализныци», а также повлияет ли это на работу сотрудников акционерного общества?

— В «Укрзализныце» сейчас более 200 тысяч сотрудников, поэтому я называю эту компанию государствообразующей. Она перевозит самый большой объем грузов. В случае если она хотя бы на неделю остановится, то все последствия коронавируса для страны будут выглядеть детскими игрушками. Поскольку тогда просто остановится вся промышленность и экономика страны. К чему это может привести? Больше всего мне не нравится, что снижение рейтингов происходит с акцентом на недостаточную ликвидность компании. Это означает, что компания не может рассчитываться со своими текущими и среднесрочными обязательствами.  Соответственно, нет денег.  Если нет денег, то это повлияет на достаточность средств для финансирования бизнеса, как основного в виде грузовых перевозок, так и социальных направлений деятельности компании.  Это и пригородный транспорт (электрички, дизельпоезда), которые сегодня требуют значительных дополнительных вложений, и междугородные перевозки, дальние сообщения пассажирских перевозок.  Мы можем иметь последствия как в экономической сфере, как я уже говорил, так и четко выражены в социальной сфере.  Мы также говорили, что требует дофинансирования, возмещения определенных расходов из государственного и местного бюджетов, но цифра, которая была названа в 50 млрд грн, выглядит для меня довольно странной.  50 млрд грн дополнительного вливания через год после того, как без них можно было работать.  Давайте будем взвешивать и смотреть, эти цифры реальные, и туда были заложены, мне кажется, что сегодня просто руководство определенным образом покупает время.

Подписывайтесь на telegram-канал journalist.today