Ликвидатор аварии на ЧАЭС объяснил возможные последствия пожара в Зоне отчуждения (ВИДЕО)

891
Фото: сайт ГСЧС

В Государственной службе по чрезвычайным ситуациям сообщили, что по состоянию на 10 часов 14 апреля в Зоне отчуждения и безусловного (обязательного) отселения уже нет открытого огня.

«Наблюдается незначительное тление лесной подстилки отдельными очагами. Инженерной техникой создано около 110 км минерализованных полос. Пожарной авиацией (3 самолета, 3 вертолета) в течение 13 апреля совершено 227 сбросов (538 т. воды). Всего на территории Зоны отчуждения привлечено 500 человек и 110 единиц техники, из них от ГСЧС 410 человек и 80 единиц техники, в том числе 3 самолета и 3 вертолета», — говорится на сайте ГСЧС.

Спасатели отметили, что радиационный фон по г. Киеву и Киевской области в пределах нормы и не превышает естественных фоновых значений.

Инженер-радиометрист Цеха радиационной безопасности в период ликвидации аварии на ЧАЭС Леонид Косянчук, который является участником ликвидации аварии на ЧАЭС в 1986-89 гг., объяснил «Журналисту» ситуацию и есть ли реальная опасность масштабного пожара, возникшего в Зоне отчуждения, для хранилищ отработанного ядерного топлива, а также для окружающей среды и человека.

«Мы знаем, что лес – это легкие планеты, поэтому любой пожар в любом лесу – это катастрофа, ведь уменьшается количество поступления кислорода и переработки углекислого газа. Что касается пожара в Чернобыльской зоне. Мы должны понимать следующие моменты: есть хранилища отработанного ядерного топлива. Их сегодня два. Первое хранилище отработанного ядерного топлива №1 («ХОЯТ-1») мокрого типа. Оно расположено на территории станции, примерно 70 м от главного корпуса. Это подземное хранилище, залитое водой. Другое («ХОЯТ-2») – хранилище отработанного ядерного топлива №2 расположено примерно в километре от станции. Это хранилище сухого типа, то есть конструктивно это такие металлические цилиндры, герметичные, заполненные инертным газом, и содержатся они в защитном мощном бетонном каркасе. Чтобы огонь туда добрался, я не знаю, что там должно быть. Кроме того, вокруг этих хранилищ нет таких насаждений, которые бы создавали опасность и риски. Тот же так называемый «рыжий лес» мы уничтожили еще в 1986 году и засыпали его грунтом и песком. Другое дело, что есть накопленная радиации в самом дереве и в покрытии. Условно говоря ЭТО количество радиоактивных элементов в объеме, когда сгорает, то объем уменьшается, таким образом активность увеличивается. Какая-то часть того, что еще не разложилось, а это цезий 137-й (период полураспада 30 лет) и стронций (период полураспада 12 лет). То есть уже меньше на половину, но оно в связанном виде. Какая-то часть (радиоактивных элементов, — ред.) попадет в атмосферу с дымом и золой. Но, должен заметить, если сегодня сделать замеры в зоне Киева, то я уверен, что замеры до пожара и после – разница между этими показателями была бы примерно в пределах погрешности самого прибора измерения. Соответственно, никакой опасности для жителей Киева и области я не вижу, хотя в непосредственной близости опасность существует», — объяснил эксперт.

Таким образом, Леонид Косянчук отметил, что СМИ должны уточнять информацию у специалистов, прежде чем публиковать утверждение об угрозах и рисках в связи с пожаром в Зоне отчуждения.

«Было бы хорошо, если бы журналисты, которые не понимают этих процессов, не знают, что такое могильник, не видели хранилищ отработанного ядерного топлива, не писали то, чего не понимают. Это с одной стороны, а с другой, возможно, это какая-то специально спланированная провокация, чтобы людей озлобить. Не знаю. Однако в последние дни мои внуки гуляют во дворе в пределах забора вокруг дома, я не вижу для них никакой проблемы в этом», — отметил инженер-радиометрист Цеха радиационной безопасности в период ликвидации аварии на ЧАЭС.

Также он объяснил, что дождливая погода поможет сдерживать распространение огня за счет мокрой поверхности почв.

«Малый дождь не может погасить, например, верховой пожар, потому что там температура достаточно высокая и капли дождя просто испарятся еще до того как попадут в очаг огня. Но мокрая подстилка будет сдерживать распространение низового пожара. Обычно для тушения пожара дождливая и безветренная погода, как сегодня, более благоприятная, чем такая, как была, скажем,  вчера, когда был ветер и солнце», — сказал участник ликвидации аварии на ЧАЭС в 1986-89 гг.

Как сообщила пресс-служба ОП, ГСЧС понадобится еще несколько дней, чтобы погасить тление, которое осталось после пожара в Зоне отчуждения Чернобыльской АЭС и вокруг нее. Об этом глава ГСЧС Николай Чечеткин сообщил Владимиру Зеленскому на ежедневном селекторном совещании под председательством Президента.

Наш собеседник Леонид Косянчук отметил, что поджог сухостоя в Украине, к сожалению, распространенное общественное явление. Это вредит окружающей среде, экологии и самому человеку, ведь часто происходит воспламенение участков, домов. Люди должны осознать, что так делать нельзя.

«Утилизация отходов садоводства через сжигание – это нонсенс, особенно там, где рядом есть лес или жилые здания. То, что люди не думают, что они делают, к сожалению, есть такая ситуация. Есть разные люди, и не все думают о последствиях таких поджогов». Возможно бы СМИ больше уделяли внимания профилактике, информированию граждан, чтобы люди наконец поняли, почему нельзя поджигать сухостой. Когда видишь обгоревших животных, птиц, то прямо слезы наворачиваются на глаза. Сейчас весна, идет гнездование птиц. И такое совершать – это катастрофа для экологии. У нас она и без того в таком состоянии, хочется лучшего, а люди вместо этого еще и уничтожают ее собственными руками.  Но никто дома свое имущество намеренно не поджигает», — отметил инженер-радиометрист Цеха радиационной безопасности в период ликвидации аварии на ЧАЭС.

Полную видеоверсию комментария инженера-радиометриста Цеха радиационной безопасности в период ликвидации аварии на ЧАЭС Леонида Косянчука смотрите на сайте «Журналиста».

Подписывайтесь на telegram-канал journalist.today