Мартин Брест: Имя украинской пехоты должно остаться в титрах этой войны

172
Фото: Ярослава Матвеенко

С 22 по 26 мая в Киеве на территории Мистецького Арсенала прошел IX Международный фестиваль «Книжный Арсенал». Ветеранская палатка, поставленная прямо посреди двора, где продавали военную литературу, создала небывалый ажиотаж среди посетителей. Корреспондентка «Журналиста» Ярослава Матвеенко взяла интервью у участников этого необычного проекта.

С автором книг «Пехота» и «Пехота-2» Мартином Брестом беседовали в третий день Книжного арсенала. Инициатор проекта Ветеранской палатки ставил амбициозную цель: тысяча проданных книг и на тот момент она была достигнута. О том, что в итоге будет продана 4261 книга, а через месяц во время книжного фестиваля Book space в Днепре еще 1007 книг, пока только мечталось.

Мартин, ожидали такого ажиотажа с Ветеранской палаткой?

Надеялся, но не ожидал. Если говорить о продажах книг (у нас 87 наименований и 60 с лишним авторов), никто из нас не продажник. Я в прошлом айтишник. Мы впервые участвуем в подобном мероприятии, и мы понятия не имели, какой будет к нам интерес, и будет ли он вообще. В итоге, скорее всего, в первый день Книжного арсенала мы были рекордсменами по продажам, вчера тоже продажи были хорошие. Плюс в том, что мы отдельная локация, и вокруг нас достаточно пусто. К нам можно подходить с двух сторон и одновременно в палатке спокойно выбирать книги могут десять человек. Месторасположения играет  большую роль, именно поэтому мы просили Арсенал о месте на улице. Мы пошли сознательно на все минусы: установка, хранение книг, которые мы закрываем на ночь пленкой, зависимость от погоды.

Ветеранская палатка направлена на тех авторов, которые написали и издали книги, а дальше попали в информационный вакуум. Проект для тех писателей-ветеранов, у которых нет большого медиа пространства.

Поделитесь детскими литературными воспоминаниями.  Что читаете, читали?  Любимые книги и авторы, герои?

Приключенческие книги: от Шерлока Холмса до «Капитана Блада». Мы все на них росли. Я родом из Горловки, это литературная столица Восточной Украины, там были сильные книжные секции, выходило несколько газет. Это была культурная столица Донбасса. Я всегда любил читать. Первую книгу прочитал лет в шесть: «Денис Давыдов», читал по слогам, сидя на черешне. Дочитал, потом перевернул и снова начал читать сначала. Любимые авторы все те, которые писали приключенческие романы: Уильям Дефо, Рафаэль Сабатини. Позже Эрих Мария Ремарк, который поразил меня до глубины души. А потом любимых авторов не стало, ты переходишь на книги, а не авторов. Книги читал запоем, а авторов не запоминал. Фантастика нравится. Недавно прочитал мысль, с которой согласен: «Для того, чтобы нация развивалась, ее дети должны читать научную фантастику.  Недавно закончил перечитывать в сто пятнадцатый раз «Они были смуглые и золотоглазые» Рэя Брэдбери. Эта книга всегда меня приводит в замечательное состояние духа. На данный момент ничего не читаю.

Какую книгу коллег посоветуете почитать?  Какая их книга поразила?

«Вовче» Кости Чабалы. Я не ожидал, что этот человек напишет книгу, и напишет ее на украинском языке, так как он вообще татарин и говорит по-русски. Я не ожидал, что он напишет ее такой.  При том, что он писал стихи, еще во время войны на терриконе.  Для меня эта самая поразительная и неожиданная книга. Кстати, Костя единственный кто не задалбывал меня с желанием написать книгу и советом, как это сделать. Он поступил правильно: сначала написал, а потом пришел за  подсказкой, что, как и куда дальше.  Написание книги — это не души прекрасные порывы, это системная работа. Нужно осознавать, что это дольше, чем на полчаса. Для этого нужно организовать свою жизнь так, чтобы у тебя появилось время, отбросить какие-то моменты другие. Например, меньше спать. Люди думают, что написать книгу это просто. Конечно, это не глыбы воротить, и не строить ракетный двигатель, но это системная работа. И люди, которые могут системно начать и закончить, у меня вызывают огромное уважение вне зависимости от их литературных качеств.

Были бы Ваши книги, если бы не война?

И постов на фейсбуке не было бы, не было бы любви к написанию, к отражению своих внутренних мыслей, жизни вообще где-либо, если бы не война. Я начал писать в первый день моего призыва в фейсбуке. Первый пост набрал 150 лайков, для меня это было в 30 раз больше, чем обычно. Второй пост уже собрал 250 лайков. Я тогда написал, почему я пошел в армию, и зачем я пошел в армию, это два разных вопроса. Когда лайков было уже 800, 3 тысячи, я реально думал, что популярный чувак. Я — звезда, у которого 3-4 тысячи подписчиков. Сейчас у меня 45 тысяч. Я понял, что звездной болезнью переболел еще в учебке. Заметил, что в постах, где больше истинного меня, на самом деле, никогда не набирают много лайков.  

Как думаете, что зацепило людей-читателей? Почему такой отклик?

Не уверен, что это правда-матка. Я объясняю это вполне механическим процессом. Я попал в армию в 2015 году, когда основная информационная часть армии – это фейсбук. Первая в истории война, которая отражена в социальных сетях, не журналистами. 90% информации идет из социальных сетей от самих бойцов, волонтеров. Наше командование не смогло отрегулировать этот процесс, так как мобилизованных так не довернешь. Мои посты на фейсбук появились тогда, когда достаточно популярные блоггеры, например, позывной Маршал, уже или уходили из армии, или писали меньше. Поэтому дорожка была уже проторенной. Люди видели, что мальчик служит в армии, наблюдали за техническими сторонами и деталями, что я делаю в учебке, как я еду на войну. Получилось как шоу за стеклом, жизнь он-лайн. Им стало интересно и они стали подписываться. Плюс я никогда не скрывал своей позиции, я из Донбасса и люблю свою родину, так же как и не люблю много остального. В-третьих, я всегда писал так, как я чувствую.  

О чем Ваши книги?

О любви. О пехоте. И о командире. Вторая книга может считаться отдельной. Но технически она продолжение первой.

Много материала не вошло в книгу?

Для того, чтобы пересказать 9 месяцев, нужно девять месяцев. Описано примерно 25 дней плюс еще несколько случаев в виде рассказов.

О чем была бы книга, если бы не война?

Как и практически любому другому человеку, мне когда-то хотелось написать книгу. Но это не шло дальше «Ой, я напишу книгу и стану известным писателем».  Когда я стал старше, моя жизнь стала складываться не так, как мне мечталось в детстве. Я понял, что моих звезд никогда не будет, и паруса шхуны капитана Блада никогда не распахнутся, я не взойду на Килиманджаро, не открою новые земли и не полечу в космос. Наши звезды – это дом, семья, ребенок, ты пошел туда, заработал денег. У меня была хорошая работа, нормальная зарплата, мог менять машины. К 30-ти ты понимаешь, что если и ты сейчас не организовал свою жизнь, полную того, чего ты хотел, то в принципе уже и всё, братан, скоро 35, а потом и 40. Всё, что было, это твое, больше не будет ничего. Ровно в момент, когда ты понимаешь, что в твоей жизни не будет никаких звезд, парусов капитана Блада, плеска весел ночью возле шлюпки, абордажного боя и всего остального, ты идешь в армию и начинается то, для чего ты жил все эти 35 лет. Начинается звездец. Ты понимаешь, что ты впервые в жизни живешь по-настоящему. Ты если смеешься, то так, что у тебя болит всё, если плачешь, то до предела, если дерешься, то до последнего. Ты живешь здесь, в этом моменте. Это была самая наполненная часть моей жизни. У меня потом больше никогда не было ощущения наполненности, что я чувствую каждую клеточку своего организма. А еще на войне ты встречаешь самых лучших людей на Земле.

Поменялось мировоззрение после написания и издания книги?

После книги — нет. После армии — да.  Моя книжка — это продолжение моей армии, а может и не продолжение, а то, что во мне варилось все это время. Это параллельный процесс, просто сейчас оно нашло выход, а то нашло выход тогда.  

С написанием книги изменились ли Вы как читатель?

Никак не поменялся. Разве что вижу свои ошибки в чужих книгах. Например, что я также неправильно построил фразу. Больше обращаю внимание на технические моменты, качество бумаги, к примеру. Я всегда ненавидел книжки с мягкой обложкой. Начинаешь понимать, что такое хорошее качество книги, а что такое достаточно хорошее качество книги.

Какой отзыв читателя больше всего запомнился, тронул или наоборот тронул?

От вояк очень часто слышу: «Братан, я как будто был у себя, в своем подразделении». Мне удалось описать типичную пехоту образца нашей войны. Когда книга только вышла, меня просто засыпали просьбами подарить ее и люди, которых я знаю, и люди, которых я не знаю. В личные сообщения на фейсбуке мне написала одна женщина из Северодонецка. Оказалось, она учительница, ее дочь и муж погибли, в одиночку воспитывает двоих детей. Рассказала, что на мою книгу она откладывала по 50 гривен 5 месяцев. С этого момента, когда меня просили подарить книгу, я просто посылал. Всего со всех тиражей подарил книг 10 (из 10 тысяч экземпляров). Вторую книгу я прислал этой женщине в подарок. Подарок книги — это ее обесценивание.

Планируете следующую книгу?

«Пехота-3» точно будет. Возможно, будет не про меня любимого, но будет. Почему нет, я люблю писать, мне это нравится. В армии я привык планировать на очень короткое время. Я хочу и верю в себя достаточно, чтобы понять, что я могу написать.

Как бы Вы отнеслись к экранизации Вашей книги?

Очень хорошо отнесся бы. Моя мечта — написать сценарий на основании моей книги, а может и совершенно новый.  

Лейтмотив этого проекта феномен ветеранской украинской литературы — в чем он для Вас?

В правдивости. Ведь через пять-десять лет окажется, что нас там не было. Имя украинской пехоты должно остаться в титрах этой войны – фраза, которой я завершаю все презентации.

Фото Ярослава Матвеенко

Серию интервью с участниками проекта #ВетНамет читайте по ссылке

Подписывайтесь на telegram-канал journalist.today