Наталья Баласинович: Вместо меня говорят мои дела (ВИДЕО)

572
Фото: Журналист

Студию «Журналиста» посетила глава Васильковского районного совета Киевской области Наталья Баласинович.  Наша гостья поделилась достижениями за 5 лет своей работы на государственной должности, рассказала, почему занимается благотворительностью, особенно заботясь о судьбе женщин, ставших жертвами домашнего насилия, а также рассказала о своем собственном опыте борьбы со стереотипами по поводу работы женщин в политике.

 — Что Вас мотивирует уже в течение многих лет заниматься общественной деятельностью?

 — Надо менять жизнь людей к лучшему, дарить мечту.  Если говорить о моей общественной деятельности, то это противодействие домашнему насилию.  В основном, 99% моей работы именно над этой темой.  Я была инициатором создания в Киевской области единственного на сегодняшний день центра для женщин и детей, страдающих от домашнего насилия.  На сегодняшний день примерно два года этот приют активно функционирует в Киевской области.  Мы принимаем женщин не только из Киевской области, но и со всей Украины, потому что их (таких учреждений, — ред.) настолько мало, на бумаге это примерно 30, а на самом деле работающих, куда можно приехать и поселиться, не более 9 на всей территории  Украины.  Поэтому это стало миссией моей жизни — менять женские судьбы, когда они загнаны в угол и думают, что другой жизни нет, только та, что в окне.  У нас есть профессиональные психологи и юристы.  Всеукраинская благотворительная организация «Конвиктус Украина», которая является постоянным нашим партнером, мы вместе создавали центр.  Это единственное коммунальное учреждение, ведь это не частный центр, он функционирует как коммунальное учреждение Васильковского районного совета, главой которого я являюсь.  Это была серьезная и большая работа по созданию центра.  Если у нас район пристоличный, но не очень богатый, то обычно бюджетов не хватает даже на дороги, ремонты крыш, больницы, школы, то есть всегда есть расходы, которые требуют больших затрат.  Чаще всего расходы больше доходов, если говорить о конкретном нашем кейсе.  Поэтому найти возможность для создания центра было непросто.  Общество у нас в Украине просто было не готово к этой теме, особенно в сельской местности, ведь до сих пор царит стереотип, что «бьет, значит любит».  Об этом не принято говорить, об этом стыдно говорить.  Мне понадобился примерно год, чтобы расшевелить это.  Я начала с того, что на конкретной территории, в своем районе, в полиции приняла статистику обращений.  В полицию за год их было примерно 300, то есть на 60 тыс. населения оказалось 300 обращений.  Международная социология и статистика говорит о том, что примерно только каждая 10-я и даже 15-я жертва решается обратиться в полицию.  То есть на 60 тыс. населения это может быть примерно 3 тыс. женщин, которые могут страдать от этой беды, но молчать.  Мы начали проводить круглые столы.  Люди сначала не понимали, для чего это, но на сегодняшний день все наши педагоги, врачи, социальные работники и просто рядовые граждане знают, что так жить нельзя, что это преступление. В Уголовном кодексе есть 126 статья, которая говорит о том,  что если ты кого-то дома обижаешь, бьешь, то за это будешь нести уголовную ответственность.  Я рада, что изменилось законодательство.  Я лично участвовала и прилагала усилия вместе со своими коллегами, чтобы эта статья появилась, чтобы домашнее насилие криминализировали.  Я считаю это огромным достижением.  За последние 5 лет в Украине изменили отношение к домашнему насилию.  После большой подготовительной работы удалось открыть центр.  Я поняла, что мало кто хочет этим заниматься, потому что тема тяжелая и неприбыльная.  У меня была такая частная печальная история, поэтому я не просто интересовалась этой темой, поэтому решила, что буду посвящать свое время, чтобы нести свет в жизни женщин и детей, учить их, что так жить нельзя.  Я на эту тему пишу свою кандидатскую диссертацию: «Государственная политика в сфере противодействия домашнему насилию».  Непростая тема, но интересная.  Есть опыт иностранных партнеров, с которыми мы постоянно общаемся.  Наша делегация из района ездила в Канаду для обмена опытом по противодействию насилию.  Это серьезный проект, которому я уделяю много своего свободного времени. Я уверена, что мы придем к тому, что в каждом районе, городе и общине будут такие центры.  Это необходимо.  В цивилизованном мире это уже не является частной проблемой, а это является общественной проблемой.  Тема домашнего насилия — это частичка моей души, но есть еще реальная жизнь: районный совет, строительство дорог, реконструкции больниц и строительство новых и современных амбулаторий, есть школы сельские, которые становятся лучшими сельскими школами в Украине.  За 5 лет моей работы есть много достижений в моей работе.  Я иногда сама оглядываюсь, и не знаю, как удалось так много сделать: или было большое желание, или повезло с командой, или потому что была бюджетная децентрализация.  Реально удалось многое сделать.  Я родилась в этом районе, то есть местная, и то, что мне и моей команде удалось сделать за 5 лет, это гордость.

 — Общаетесь ли Вы лично с женщинами, которые становятся жертвами семейного насилия?  Бывали ли случаи, когда к Вам напрямую обращались за помощью?

 — Это очень тяжелая ноша, большой объем негатива, которому надо противостоять, но это мне дает силы.  Конечно, девушки, которые у нас в приюте, почти каждую их историю я проношу через свое сердце.  Я с ними хожу в суды, в полицию, приходится иногда самой звонить правоохранителям и в соответствующие службы.  Я сама встречаюсь с этими мужчинами, обидчиками.  В некоторых случаях стараюсь поговорить лично.  Мы это потом комиссионно делаем.  Одна из последних историй: к нам в центр попала женщина с 4-мя детьми, а была беременна 5-м ребенком.  Примерно 2 месяца она жила у нас в центре.  Она решила отказаться от ребенка.  Мы ее долго уговаривали, потом поняли, что это невозможно, потому что она приняла твердое решение.  Я сильно прониклась судьбой этой женщины.  И когда она приехала рожать к нам в роддом, родился мальчик, то у меня даже были мысли этого ребенка взять себе.  Но я посоветовалась, и поскольку я в основном на работе, то на такой шаг я не пошла, но этого ребенка приняли в свою семью мои близкие друзья.  Я уверена, что этот ребенок будет просто счастлив, потому что эти люди мечтали 12 лет о ребенке, но у них так детей и не было.  Поэтому вот я такая, чужие жизни пропускаю через свое сердце.  Ты это делаешь, потому что просто не можешь иначе.  Это что-то личное.  Когда я вижу, как меняются эти девушки, их судьбы, ранее дома они были просто абсолютно замученными, не хотели жить, но когда они приезжают в центр, где есть коллектив, общая кухня, есть с кем поговорить, есть психологи, юристы, то  через несколько недель они меняются, становятся другими людьми.  Они устраиваются на работу, их детей мы устраиваем в школы и садики в тех населенных пунктах, где эти приюты.  Так потом наблюдаешь, как у них появляются новые семьи, мы потом все общаемся, дружим, это просто счастье, когда ты понимаешь, что изменил к лучшему хотя бы одну жизнь.

 — Вы — глава районного совета уже 5 лет.  Как Вам работается, несмотря на то, что согласно стереотипу такую ​​государственную работу, такую ​​должность в сфере политики должны занимать мужчины?

— Знаете, гендерное равенство… Думаю, что рядом с такими женщинами, как я, не все мужчины себя комфортно чувствуют.  Конечно, есть стереотип, безусловно.  Я счастлива, что теперь есть гендерные квоты.  Кроме того, я счастлива, когда впервые вводились эти гендерные квоты в избирательное законодательство, я тоже лично в этом участвовала тогда.  Эти 30% для нас тогда были просто счастьем.  Благодаря этому многие женщины смогли приобщиться к политике.  В нашем парламенте малое представительство женщин.  Уже в последнем созыве их стало, к счастью, больше, но ранее в политикуме это была история о мужчинах, это правда.  Если женщин было примерно 10%, их все знали, они были яркие, но это было тяжело — быть на уровне с мужчинами.  Особенно если это не столица, фактически сельская территория, где есть стереотипы, что политикой должен заниматься взрослый мужчина, заслуженный человек, который стремился этой должности, и его выбирали люди.

Я была неожиданностью для района, но приятной неожиданностью.  В 30 лет я возглавила районный совет, конечно, всех интересовало, как я буду управлять, что я смогу сделать.  Думаю, что мне удалось сформировать большинство, не было никаких распрей, единственной политикой на местном уровне для нас был наш район и улучшение жизни наших людей.

Всё показывают поступки, если они достойны, то все тебя воспринимают как равноправного партнера, а не как женщину.

 — Чем Вы гордитесь за 5 лет своей работы?

 — Я считаю, что самое серьезное мое достижение — это реконструкция больницы.  Васильковская центральная районная больница является собственностью Васильковского районного совета, она была разделена на 2 площадки.  Одна была новая, а другую в народе называли старой, где были расположены 4 отделения, находящиеся в помещениях 1903 года.  Это был ужас.  Там (в старом здании) была кардиология, терапия, неврология, переливания крови.  Я хотела эту больницу изменить, и это получилось.  Мы сделали капитальную реконструкцию помещения, закрыли старое помещение.  Все отделения у нас в отреконструированном хорошем помещении.  Теперь у нас есть современная хорошая больница, вы не найдете разницы со столичными современными больницами и клиниками.  Видоизмененная центральная районная больница от приемного отделения до регистратуры, а в операционных все современное оборудование, есть современный цифровой флюорограф, даже проводят замену суставов и оперируют катаракты.  Кроме того, у нас в больнице есть 40 интернов, есть сотрудничество с Институтом сердца.  Наша больница является опорной в области для лечения больных COVID-19.  Это мое достижение, это моя гордость.

Также мы построили две современные амбулатории.  Это произошло во время реформы первичного звена медицины.  Это мотивировало нас.  Подключив средства государственного и районного бюджетов, удалось построить одну амбулаторию в поселке Калиновка, где я живу, еще одну в Иванковичах.  А сейчас достраиваем третью амбулаторию еще в одном селе Путровка.  Ремонты прошли практически во всех сельских амбулаториях.

Много внимания мы уделяем школам.  Были проведены ремонты и реконструкции.  В Путровке у нас есть школа — это наша гордость.  Мы ее полностью изменили.  Это произошло в рамках проекта «Новое образовательное пространство».  При входе установлены турникеты, дети по карточкам приходят в школу, они их прикладывают к турникету, проходят, а родителям в это время приходит сообщение, что ребенок в школе.  В этой школе есть лингафонный кабинет, комната для танцев, многофункциональная площадка для тенниса и футбола со специальным покрытием, есть и смартлаборатории для проведения уроков физики, химии, биологии.

Еще на территории этой школы в другом крыле мы открыли инклюзивно-ресурсный центр для детей с особыми потребностями, где работают дефектологи, психологи и еще многие специалисты.  Есть специально оборудованная игровая площадка с качелями и карусельками, где все адаптировано так, что могут играть и дети на колясках.  Это современное пространство с интерактивным оборудованием для детей.  Этот инклюзивно-ресурсный центр тоже наша гордость и большое достижение.

— Расскажите об отдельной программе борьбы с COVID-19, которая реализуется в Васильковском районе?

— На территории нашей больницы всегда было инфекционное отделение.  Когда началась эпидемия, в марте, нашу больницу определили как опорную в области для лечения больных COVID-19.  Всего таких больниц, кажется, 5 было, и наше медучреждение стало одним из таких опорных в области.  Конечно, все были не готовы.  Был необычайный ажиотаж, ничего не было возможности купить (ни маски, ни ИВЛ), были средства, но не было товара.  Меня избрали главой объединенного штаба по борьбе с COVID-19. Я вместе с райгосадминистрацией, мэрией, врачами работали, у нас был штаб, который почти круглосуточно функционировал для решения проблем.  К счастью, у нас почти не болели врачи, потому что были закуплены почти все средства защиты.  Все изучали протоколы как государственные, так и иностранные.  Лечение для всех людей бесплатное.

Когда все началось, то было психологически трудно, потому что медики начали увольняться, поэтому почти с каждым приходилось говорить и просить, чтобы остались.  Конечно, в марте, когда было 20-25 пациентов в стационаре, то это была одна ситуация, а, например, уже в августе было 52 пациента, которые были в стационаре с COVID-19.

Аппаратов ИВЛ у нас примерно 20. Этого достаточно, мы этим тоже гордимся.  Благодарим меценатов.  У нас есть семья предпринимателей Засух, они подарили много аппаратов ИВЛ, они помогали и со средствами защиты, и с лекарствами.  Есть у нас реанимация, там сейчас находится 9 пациентов с COVID-19, а всего в больнице их 38.

В детской инфекционной больнице готовим дополнительное отделение, также готовим терапию, чтобы принимать больных коронавирусом.  Это большая опасность, поэтому все должны быть ответственными.

 — Почему Вы баллотируетесь на голову Васильковской ОТО?  Что планируете еще сделать в случае избрания Вас на эту должность?

 — Да, я приняла решение, что буду предлагать свою кандидатуру на должность главы Васильковской ОТО.  Это община, куда входит город Васильков и 12 сел Васильковского района.  Почему я решила идти?  Я считаю, что вместо слов за меня все показали мои дела.  Можно поехать в любое село и посмотреть на отремонтированные школы, открытые амбулатории, проведено ли освещение на улице и заасфальтированы ли улицы.  Удалось реализовать много социальных программ помощи детям, онкобольным, или людям, которые оказались в трудных жизненных обстоятельствах.  Поэтому я считаю, что мой кейс работы в районном совете был успешным.  В Васильковскую ОТО входит 12 сёл, к сожалению, законодатель таким образом сейчас нивелировал право сельского жителя выбирать себе власть, то есть старост.  Так прописали новое избирательное законодательство, в сельских территориях главы сел фактически будут отсутствовать.  Мне кажется, что было бы логично, чтобы старост выбирали, но людей лишили такой возможности, и старост будут назначать по представлению главы ОТО голосованием депутатов.  Я считаю, что это дискриминация сельских жителей.

Я люблю Васильков.  Там родились мои бабушка, дедушка, отец, я там жила.  Мне жаль Васильков, он мог бы быть другим.  Например, как Буча, Ирпень, Бровары или Вишневое.  Поэтому я знаю, каким я хочу сделать Васильков.  Во-первых, чистым.  Во-вторых, опрятным.  В-третьих, заасфальтированным.  В-четвертых, с чистой водой.  Я вижу нашу ОТО с новыми рабочими местами, куда придут предприниматели, куда приедут инвестиции.  Я вижу Васильковскую ОТО со счастливыми людьми, они будут больше уважать друг друга, уважать власть, а власть будет прозрачной.  И люди будут точно знать, что власть ходит с ними по одним и тем же дорогам с опрятными бордюрами и клумбами, с хорошей площадью, со справедливыми тарифами.  Я вижу Васильковскую ОТО такой, где будут равнозначно учтены пожелания всех жителей, где будет качественная медицина, я это буду продолжать делать.

Мне есть что предложить общине.

Подписывайтесь на telegram-канал journalist.today