Основательница «Дикого Театра» Ярослава Кравченко: я не надеюсь на поддержку государства (ВИДЕО)

175
Фото: Facebook Ярославы Кравченко

«Журналист» пообщался с телеведущей, общественным деятелем, основателем и директором «Дикого Театра» Ярославой Кравченко. Наша собеседница рассказала, как независимый «Дикий Театр» переживал первые месяцы жесткого карантина, удалось ли адаптироваться к новым реалиям, учитывая пандемию, а также поддерживает ли государство сферу культуры, в частности, театры, независимые театры в такие сложные времена.

— Как «Дикий Театр» и Вы, как его директор, пережили этот период карантина?

— Было сложно. «Дикий Театр» привык к любым обстоятельствам (у нас выключали свет, выносили аппаратуру), мы всегда могли найти выход из ситуации. Однако здесь (во время пандемии и введение карантина в Украине, — ред.) сложилась ситуация, когда мы вообще не можем ничего делать. И это и для меня, и для театра было огромным стрессом. Мы не были готовы к сценарию, когда нам просто запретят работать. Самым сложным было то, что не было никакого плана действий, не было понятно, как долго все это будет продолжаться. Сначала мы просчитали, что месяц сможем продержаться, чтобы не играть спектакли. Затем продлили карантин первый раз, потом это сделали во второй раз, потом третий, и ты понимаешь, что это не заканчивается. Как бы ни идеализировали творческих людей, мы люди, у которых есть человеческие потребности, и сидеть 1-2-3 месяца без работы, без зарплаты трудно, поэтому актеры начали искать дополнительную работу, переквалифицироваться, некоторые актеры пошли работать курьерами. На самом деле это страшно, потому что в конце концов оказалось, что творческие люди наиболее незащищенными. И, к сожалению, сейчас уже 5-й месяц карантина, а мы такими же незащищенными и остаемся.

— Адаптировался ли Ваш театр к новым реалиям?

— Мы поняли, что на сцену выйдем не скоро. Кроме того, те ограничения, которые сейчас существуют, не дают возможности выжить театру. Например, у нас может быть только 50% зрителей. Это означает, что мы можем играть просто чтобы играть, стараясь не попасть в минус, или, адаптироваться. На карантине мы запустили несколько спектаклей онлайн, которые были созданы специально для наших зрителей, были новые тексты, которых раньше не было в «Диком театре». Однако я для себя поняла, что это не может заменить те спектакли, которые мы обычно делаем, поэтому нам нужен живой контакт со зрителями. Поэтому мы решили идти на улицу и играть спектакли под открытым небом. Именно под такой формат мы выпустили еще одну премьеру в конце июня. Этот спектакль мы играем в Мамаевой Слободе. Мы поняли, что, в принципе, несколько раз в месяц можно так играть. Пока тепло мы все, что могли перенести на улицу, перенесли. Сейчас это 4 спектакля, которые играют под открытым небом и на новых локациях.

Это стало вызовом для нас, потому что магию театра можно создать, когда есть определенные «ограничения». Ты приходишь в театр и видишь, как минимум три стены, которые помогают создать новый мир. И представьте себе, что надо выходить на площадку, где нет стен, нет фона. Например, в Мамаевой Слободе во время представления может появиться курица или поросенок. Зрители сразу отвлекаются. Поэтому это трудно, и это стало большим вызовом и для режиссера Максима Голенко, который создавал спектакли, и для актеров, у которых теперь есть много «точек для контроля». Хотя с другой стороны, это интересный опыт, и он удался.

— Как будете работать осенью, когда стартует новый театральный сезон?

— Всегда театры ждут осени, потому что это открытие сезонов, как правило. «Дикий театр» не закрывает сезон на лето, поэтому у нас нет такого понятия как «открыть осенний сезон». Однако, мне кажется, что эту осень все ждут с большим страхом, потому что кроме того, что театры накопили немало долгов, потеряли значительную часть запланированной прибыли из-за отмены спектаклей, то сейчас еще и «урезается» половина зрителей. Мы не можем показывать спектакли, обходя запреты: должно быть расстояние 1,5 м., один человек на 5 кв. м. Это означает, что мы можем работать в 2-х случаях: или государство нам поможет и компенсирует эти 50% зрителей, которых не хватает, или мы должны в два раза поднять цены на билеты. Если, в теории, государственный театр как-то может претендовать на какую-то дотацию от государства, то независимый … Нас нет … мне просто страшно представить, что будет осенью. Да, мы стараемся планировать, но карантин продлили. Да, я могу запланировать представление, которое мы будем показывать через месяц, а, условно, через 5 дней ситуация изменится, поэтому у нас не может быть не только долгосрочного планирования, но даже на месяц.

— С Вашего опыта, как в Украине работает независимый театр? Какие проблемы приходится решать, какие препятствия необходимо преодолевать?

— Несколько месяцев назад была акция «Стоп культурный карантин», которая была почти во всех крупных городах. Во время этого мероприятия мы просили власть обратить внимание на то, что мы есть, ведь все послабления, которые вводили, никоим образом не касались проведения мероприятий, как будто нас нет. Поэтому мы старались показать, что мы есть. Сейчас есть инициативная группа, которая коммуницирует с властью. Даже какие-то перспективы, которые могут быть полезными. Было принято решение об институциональной поддержке культурных кампаний, пострадавших во время карантина, через Украинский культурный фонд. Можно отправиться в УКФ и получить компенсацию, но надо выиграть конкурс. УКФ — очень крутая инициатива в Украине, которая поддерживает культуру, в том числе и независимую. Сейчас те условия, которые есть для ФЛП, а все маленькие театры, как правило, работают как ФЛП или как ООО. Когда я посмотрела условия, при которых можно отправиться (на конкурс от УКФ), то для себя пока приняла решение не подаваться. Поэтому сейчас я как директор «Дикого Театра» не надеюсь на поддержку государства. Вот что меня сейчас возмущает — это определенное неравенство. Например, ты едешь в поезде Киев — Ужгород в течение 13 часов, находясь в закрытом помещении, при этом никакого расстоянии в 1,5 м нет. Ты летишь в самолете, условно, 5:00, и все места заняты, никакого расстояния в 1,5 м нет. Однако ты сидишь в театре 1-1,5 часа, и надо сократить места, потому что театр едва ли не самая большая угроза.

Сейчас я понимаю, что мы сможем продолжить работать, если переложим нагрузку на зрителей. То есть, если вы раньше могли посмотреть спектакль в театре за 150 грн, то сейчас это будет примерно 300 грн, если вы покупали билет в первый ряд за 500 грн, то сейчас это может быть 1 тыс. грн. А если вы идете вдвоем, учитывая, что приближается кризис, то в этой ситуации надо 2 тыс. грн, чтобы посетить театр и посмотреть спектакль в первом ряду. Кто сейчас может себе такое позволить? И сколько мы в таком режиме просуществуем? Поэтому для культуры сейчас очень сложная ситуация.

— Как Вы оцениваете идею Влада Троицкого (Владислав Юрьевич Троицкий — украинский театральный актер, режиссер, драматург и телеведущий российского происхождения. Основатель первого в Украине независимого театра Дах. Основатель и президент международного мультидисциплинарного фестиваля ГОГОЛЬФЕСТ — ред.) по созданию культурного арт-пространства в разных городах Украины? Является ли эта задумка реалистичной в нынешних реалиях?

— То, что инициатива Влада Троицкого ГОГОЛЬFEST и вся команда ГОГОЛЬFEST пошли в регионы, сейчас даже трудно оценить насколько это важно. Это гиперважно, потому что мы — один из тех театров, который приезжает на каждый ГОГОЛЬFEST в новый город, если ты видишь людей, которым ты показываешь совсем другое искусство, новое прочтение, когда ты видишь эти глаза, это невероятно. Поэтому, действительно, в каждом городе должен быть новый хаб или такая «точка сборки», где смогут и творить жители города, и куда смогут приезжать другие. Сейчас у нас кроме старых Домов культуры нет других более нейтральных и открытых мест для новой культуры. Очень нужно делать культурную децентрализацию. Киев — не пуп Вселенной, есть много инициатив в других городах, которым просто надо помочь, поделиться опытом. Тогда меняется облик города, не только культурный.

— Помогает ли государство и власть независимым театрам?

— Осень покажет, выживем ли мы. Я не могу ничего прогнозировать. Далее на улице играть спектакли мы точно не сможем. Хватит ли ресурсов у наших зрителей поддержать нас и ходить к нам, хватит ли ресурса у наших актеров и работников? Посмотрим. Я настроена на положительные результаты, но одновременно понимаю, что может быть иначе. Я видела, как во время карантина просто исчезали в Украине независимые театры, первым не выдержал Харьков, там несколько театров не выдержали карантина. И их никто не поддержал. И что будет дальше, я пока не представляю.

Читайте также: Художница Маргарита Пугаченко: творчество для меня — это жизнь.

Подписывайтесь на telegram-канал journalist.today