Политтехнолог Борис Тизенгаузен: Выборы будут довольно горячими, но я не вижу жестких и грязных технологий (ВИДЕО)

1018

В ожидании выборов в местные органы самоуправления, учитывая активную борьбу политических сил, изменения в избирательном законодательстве и пандемию коронавируса, «Журналист» пообщался с  экспертом по управлению репутацией и политтехнологом Борисом Тизенгаузеном. Мы спросили у гостя о качестве программ и профессионализм кандидатов разных партий, повлияла ли ситуация с пандемией COVID-19 на проведение местных выборов и на предвыборную борьбу, а также поинтересовались его мнением, насколько результаты нынешних очередных местных выборов повлияют на всеукраинскую политическую ситуацию в государстве.

— По Вашему мнению, должным ли образом проинформированы украинские избиратели, учитывая целый ряд изменений в избирательном законодательстве накануне проведения местных выборов?

— На самом деле довольно слабая была кампания по информированию. Мне кажется, что сейчас больше сами партии информируют избирателя. Довольно сложный будет бюллетень. В некоторых городах их будет аж 5. Они будут отличаться цветами. Опять же избирателю будет сложно перестроиться. Раньше можно было просто галочку поставить, а сейчас нужно и галочку поставить, и в форме индекса ввести цифру. То есть, если избиратель ставит галочку за определенную партию, а цифру за кандидата из другой партии, то это будет не правильно (то есть голос не будет засчитан). Думаю, что будет большое количество испорченных бюллетеней.

Но, в принципе, этот усложненный бюллетень себя оправдывает. То есть «Слуги народа» частично обезопасили новым Избирательным кодексом эти выборы от продажи мест в списках. Каким образом? Теперь места в списках динамические. То есть поставив галочку возле партии, дальше можно поставить не только цифру 1 или 2, но и выбрать депутата под номером 5, и таким образом он подвинется в списке, а если наберет больше голосов, то может даже подвинуть кандидата под номером 2. Такая система, фактически, обнуляет механизм продажи мест в списках. На мой взгляд, это неплохо, но существует огромное количество других манипуляций, которые идут у нас из выборов в выборы, это классические манипуляции. К стати, в этом году добавилась еще одна – это легкая смена места голосования. Можно было просто написать заявление и поменять место голосования. Таким образом, там, где небольшое количество избирателей, регистрировались по несколько сотен человек из другого населенного пункта, и они строем пойдут голосовать, то есть, фактически, возможно, выберут совсем другого кандидата. Где-то даже автобусами привозили людей, и они меняли место регистрации. Сейчас уже нельзя изменить место голосования, то все же где-то это повлияет.

Понятное дело, что классические «карусели», порча бюллетеней, — сейчас это будет очень актуальной, потому что люди будут путаться, не будут понимать, как голосовать, а, например, член избирательной комиссии, если поставит какую-то галочку в другом месте, испортит бюллетень (десяток, а то и сотню), что может повлиять на ход голосования. Для этого территориальные избирательные комиссии формировались по квотному признаку, чтобы этого избежать. Беспрецедентное количество заявок на членов комиссии. В ТИК может быть от 9 до 18 человек. Сейчас почти во всех комиссиях почти по 18 человек. Все фракции, которые представлены в Верховной Раде, имели право подать двоих свои людей в территориальную избирательную комиссию. Почти все использовали это право. Так как у нас теперь разношёрстная политическая команда будет в ТИК, то может каких- то махинаций удастся избежать.

— Есть мнение, что программы разных кандидатов от разных политсил часто похожи. Как Вы оцениваете качество программ и профессионализм кандидатов разных партий?

— Дело в том, что у нас фактически все партии – это отзеркаливание социологических опросов и их программы в том числе. Проводится соцопрос в определенной области или в рамках всей страны. Выделяется ключевые проблемы, например, мир, тарифы, пенсии, зарплаты, безработица. И вписали в программу. Поэтому программы партий так похожи, потому что они фактически зеркалят то, что нужно людям. У нас партий идиологических, к которым по идеологическим принципам присоединялись, практически нет. У нас все партии лидерского типа, и люди голосуют «Я – за Порошенко», «Я за Тимошенко», «Я за Ляшко». Все. А какая программа партии Ляшко? Или какая программа партии Тимошенко и Порошенко? Разве что на слоганах: одни – ЕС – в Европу, а другие, Батькивщина – за все хорошее и против всего плохого. Поэтому у нас избиратель запутан, он давно не читает программы, потому что в эту программу можно написать все, что угодно. У нас нет ответственности за невыполнение обещаний, а потом можно сказать «не вышло». Кроме того, еще момент, почему сложно конкурировать с настоящими программами, рядом всегда найдется кандидат или партия-спойлер. Если ты знаешь, как механически и обоснованно экономически снизить тарифы на 30%, то рядом всегда найдется человек, который их «снизит» в 5 раз. И реальные обещания становятся уже неконкурентными. Поэтому уровень популизма повышается, а партии, которые не сильно играют в популизм, вынуждены подтягиваться до этого уровня. И получаем, что голосуют за лица.

Что касается качества кандидатов, то в этот раз важную роль играла партия. От партии ты мог выдвигаться сразу в два органа местного самоуправления. Например, на голову ОТГ и в облсовет, или в районный и облсовет. То есть тут партия – это большой бонус. Но, так как не все к этому времени подготовили партии, то некоторые запрыгивали под бренды «Пропозиция», «Воля», «Пальчевский». И критерий набора разный. Местные выборы – это не партийный бренд, это бренд «снизу», это бренд человека. То есть партия – это чисто «зонтик», под которым просто нужно было заполнить нужные документы. А то, что разные кандидаты прыгали из партии в партию, то у меня есть практический случай. Одного кандидата «померяли» с приставкой «Слуга народа», «ОПЗЖ», «Воля», «Пропозиция» и так далее. Посмотрели, какая приставка ему больше дает (голосов, рейтинг, симпатий избирателей, — ред.), пошел и попросился в эту партию человек. Человек уважаемый и его взяли. То есть, эта приставка может как прибавить, так и отнять. А если речь идет о двух кандидатах, которые идут «нос в нос», то там это важно, это математика, надо считать.

— Повлияла ли ситуация с пандемией COVID-19 на проведение местных выборов и на предвыборную борьбу?

— Безусловно, явка будет ниже на этих выборах, чем была бы без COVID-19. Прогнозируют явку в районе 45%, в зависимости от области. Думаю, что 50-55% — это будет максимум. Как COVID-19 повлиял? На самом деле, сначала же людей пугали, и был конфликт центральной власти с местной властью. Мэры понимают, что лишить людей Дня города, а особенно тогда, когда COVID-19 не сильно боялись, когда уже открыли рестораны. Люди говорили: «Да, немного прибавилось приболевших, но вы нас лишаете праздника, а бизнес лишаете прибыли и доходов». Был конфликт, потому что центральная власть не поговорила с этими мэрами. Но после селекторного совещания, где участвовал Кабмин, премьер-министр, и мэры городов, все стало на свои места. То есть нужно было просто поговорить. А не так, что указание спустили сверху. Мэр же понимает, что у него избиратель начнет бунтовать, потому что альтернативы нет, а мы же не США, где выдали бизнесменам деньги, людям дали средства на семью. В США некоторым даже было выгодно не работать и получать такие деньги. У нас не так позаботились о людях. Поэтому мэры, боясь, что будут бунты и пикеты, стали на защиту своих избирателей. И, в принципе, поступили правильно. Но, когда с мэрами поговорили, то, как видим, сейчас никто из «красных» и «оранжевых» зон не возмущается.

Что касается каких-то особых технологий, может быть, «раздача» другая. Раньше это были календари, а сейчас маски, ручки. Сейчас же на участок без маски не пускают. Ручку общую не дают. Многие об этом забудут. Конечно  же нашлись политические силы, которые дают масочку и ручку вместе с вкладышем, где написано, как за кого проголосовать. То есть, это тоже технология, которую можно расценивать как подкуп.

— Как Вы оцениваете качество новых политических сил? Не уступают ли они «партиям-старожилам» и «партиям-тяжеловесам»?

— Мне кажется, что многие политические проекты, которые были, достигли своего «электорального потолка», то есть изжили себя. «Батькивщина» достигла своего «электорального потолка», «ЕС» съел «Голос» и за счет этого немного подросла и тоже уже достигла своего «электорального потолка». Радикальная партия – понятно, раньше была, а сейчас существует разве что из-за того, что Ляшко идет на довыборы по 208 округу, он там область накачивает. И появились маленькие абсолютно неожиданные партии. Я даже не имею ввиду сейчас о Пальчевского или Пропозицию, они появились, потому что есть запрос на возрастных, профессиональных людей. Тут неплохо закрывает ОПЗЖ, у них все седовласые, условно (по внешнему виду, — ред.) «директора заводов», которые хорошо говорят и даже имеют свой медийный ресурс. Но появились и маленькие партии, которые в рамках своей области сделали, так сказать, маленькое чудо. Мы услышим про абсолютно неизвестные партии в рамках национальных, которые будут брать большое количество голосов за счет того, что на местах делают правильные поступки и программы.

Из интересного на этих выборах? Думаю, что многих ждет разочарование, потому что те рейтинги, которые я вижу сейчас, они разнятся по некоторым кандидатам в разы. Например, условно, в одном рейтинге Пальчевский – на 2-м месте, а в другом, на 6-м, в одном рейтинге, условно, Верещук – на 2-м месте, а в другом – на 4-м. Социологические команды начинают немного манипулировать, и проводить, так называемые, формирующие опросы. Это тоже технология, которая подталкивает человека к определенному выбору. Поэтому в Киеве будет одна из самых интересных ситуаций. Вряд ли Кличко выиграет в первом туре, и нас ждет второй тур, а вот там уже интересно, потому что у Кличко есть антирейтинг, который порядка 25%, это люди, которые никогда за него не проголосуют.

Во втором же туре голосуют за одного из двух кандидатов, и эти 25% автоматически перекочуют к другому кандидату. Если, условно, по результатам первого тура Кличко набирает 30%, а второй кандидат только 15%, то (учитывая эти 25%) какая может быть ситуация?

Города-миллионники, мне кажется, так и останутся со своими мэрами, у них от 50% до 80%. Поэтому основные битвы развернуться за ОТГ, на участках, где решающими будут 1-2 голоса. Это, как всегда, будут драмы.

Выборы будут довольно горячими, но я не вижу жестких и грязных технологий. Беспрецедентное количество силовиков будет следить за выборами. Мы уже видим, что жестко работают с теми, кто создает «сетки», пресекают нарушения так называемых «мертвых душ» — это люди, которые не ходят на выборы, а приходят другие люди, получают бюллетень за них. Сейчас это жестко мониторится, даже соцсети. 

Плюс ко всему сейчас такой высокий градус информационной жести, что скандалы кандидатов просто не заходят, у нас война, пандемия…

— Насколько результаты нынешних очередных местных выборов повлияют на всеукраинскую политическую ситуацию в государстве?

— Есть один миф, который многие эксперты сейчас продвигают, что «Слуга народа» провалится на этих выборах, что все плохо, рейтинг падает. На самом деле я бы хотел напомнить, что у «Слуги народа» в местных органах самоуправления сейчас нет ни одного человека, а будет около 20%. То есть, они не теряют, а приобретают 20%, поэтому «Слуга…» закрепится на уровне местного самоуправления. Качество этих кадров под вопросом, как и качество кадров в Верховной Раде. Я думаю, появится какая-нибудь из новых партий, может, «За майбутнє» где-то возьмет неплохо, потому что они тратят серьезные средства. Я думаю, что разочаруются такие проекты, например, как Пальчевский, потому что огромное количество денег, огромное количество бордов, рекламы и всего, всего, а социология показывает 1,5-2%. А так особо не изменится ситуация. То есть, как было, так и останется. Единственное, что «Слуга…» закрепится. «Слуга народа» не возьмет ни один город-миллионник. Я не думаю, что там, как говорят, про бунт федерализации, «сейчас там начнется…». Ничего этого не будет. Просто немножко перемешается политическая карта. Понятно, традиционно «Оппозиционная платформа» берет восток. Понятно, традиционно «Голос» берет Львовскую область и чуть-чуть в Киеве. Понятно, националистические партии возьмут немножечко западной Украины, вот и всё. Потому что предпочтения людей, то чем они живут, и какие месседжи принимают, они не изменились.

Подписывайтесь на telegram-канал journalist.today