Рефат Чубаров: нельзя ожидать деоккупации Крыма без действий (ВИДЕО)

206
Фото: скриншот с видео

Украинская делегация во время визита в Берлин обсудила вопрос деоккупации Крыма. Вопрос деоккупации Донбасса и Крыма является единым, убежден украинский крымско-татарский политик и глава Меджлиса крымско-татарского народа Рефат Чубаров. Об этом, а также о проблемах Крыма, о преследовании жителей оккупированного полуострова, которые не предали Украину, «Журналист» пообщался с народным депутатом Украины III—V и VIII созывов, общественным деятелем Рефатом Чубаровым.

6 декабря 2019 года глава Меджлиса крымско-татарского народа анонсировал подготовку к международной мирной акции «Мир против насилия и оккупации. Марш достоинства». Планировалось, что во время акции активисты попытаются попасть маршем в Крым через административную границу.

Предварительная дата проведения акции была назначена на 3 мая. Однако мероприятие перенесли на неопределенное время из-за пандемии COVID-19. В начале апреля Рефат Чубаров сообщил, что дата мероприятия «Мир против насилия и оккупации. Марш достоинства» будет определен с учетом эпидемической ситуации в Украине.

— Состоится ли акция «Мир против насилия и оккупации. Марш достоинства», которая была запланирована на 3 мая? Какова цель этого марша? Как будет проходить это мероприятие? Кто примет в нем участие?

— Мы планируем проведение международной акции «Мир против насилия и оккупации. Марш достоинства». В связи с пандемией мы изменили дату. Пока не определились с датой, потому что сейчас есть вопросы, на которые мы не знаем ответа. Для нас важно физическое участие в этой акции наших партнеров, известных политиков, членов национальных парламентов, представителей межпарламентских образований, например, Совета Европы и Европарламента. Цель этой акции не просто привлечь внимание международного сообщества, а сакцентировать внимание на том, что международные организации, которые за более 6 лет приняли очень много правильных и четких решений, заявлений, деклараций, рекомендаций, они должны их реализовывать. Нельзя ожидать деоккупации Крыма лишь высказыванием своего недовольства или обеспокоенности. Надо выполнять собственные решения, которые принимают международные организации. А это и Генеральная Ассамблея ООН, и Совет Европы, ОБСЕ. Мы этой акцией хотим содействовать международным организациям, чтобы они искали решение этой проблемы путем выполнения своих решений. Это важно. Мы понимаем, что наша попытка выглядит несколько утопичной. Я приведу пример. ОБСЕ ежегодно принимает четкие и жесткие декларации в отношении России, но в этой организации все решения реализуются путем консенсуса. Россия никогда не пойдет на то, чтобы эти решения выполнялись по отношению к ней. Или Совет Безопасности ООН, который ежегодно рассматривает в той или иной плоскости вопросы, связанные с оккупацией Крыма. Генеральная Ассамблея в течение последних трех лет принимает решение относительно прав человека в Автономной Республике Крым и городе Севастополе. Решения Совбеза принимаются 5-ю членами, но там есть принцип вето. Поэтому международные организации должны для себя определиться, как они будут выполнять самые главные свои задачи. Ведь Совет Безопасности ООН должен обеспечивать глобальный мир. А ОБСЕ создана для того, чтобы предупреждать конфликты в Европе, а если возникли, то как можно скорее их решать. А военная вооруженная агрессия России против Украины, которая уже длится более 6 лет, показывает то, что международные организации заходят в тупик. Вот мы, крымские татары и украинцы, пытаемся заострить этот вопрос.

Это не просто поход маршем на административную границу – это поход вместе с ведущими европейскими политиками, чтобы заставить международные организации, наконец, принимать такие решения, которые бы обеспечивали их полномочия, обязательства и функции. Сначала была назначена дата акции на 3 мая. Мы для себя определились, что на одном из трех контрольно-пропускных пунктов (детали мы пока не объявляем) это планируется осуществить таким образом, что в определенное время туда съезжаются участники этого марша, включая наших уважаемых гостей политиков. И на том определенном КПП мы идем из одной части Украины, из Херсонской области, на вторую часть территории Украины – временно оккупированный Крым. Этим мы хотим сказать о том, что согласно всем международным документам Крым является украинской территорией. И мы хотим продемонстрировать миру: можно гражданам Украины в сопровождении своих партнеров проходить с одной территории Украины на другую. Предыдущие месяцы показывают то, что такой наш марш вызвал истерию и панику среди российских оккупантов. Нам известны три массовые учения, которые они проводили именно с такой легендой: большая куча людей, как они говорят, «прорывает» государственную границу России, и они тренируются окружать таких людей специальными подразделениями с собаками, с автозаками, и, как они пишут в своих легендах, якобы «нейтрализуют» такие группы людей, которые якобы «прорывают» государственную границу России. Пока мы не отказались от марша, но никто не хочет искусственного обострения, или, как некоторые пишут, провокации.

Если кто-то считает, что попытка свободного прохождения гражданами Украины и нашими зарубежными партнерами из одной части Украины на другую это провокация, тогда пусть так и будет. Но как по-другому доказать миру, что мы пытаемся вернуться нашу территорию? Мы таким образом подталкиваем международное сообщество быть более решительным по выполнению решений, которые они уже приняли. То есть этой акцией мы хотим заставить наших партнеров выполнять взятые ими на себя обязательства. Украина одна как член ООН, Совета Безопасности или ОБСЕ способна сама противостоять одной из самых мощных в военном смысле держав мира — Российской Федерации. Мы не сможем сами противостоять этой агрессии, а тем более восстановить свою территориальную целостность.

В Крыму после оккупации полуострова Россия начала преследования крымских татар. По оценке Европейской комиссии, ситуация с правами человека в Крыму существенно ухудшилась со времени незаконной аннексии Крыма Россией. По словам представителя внешнеполитической службы ЕС Петера Стано, Европейская комиссия требует обеспечить беспрепятственный доступ международных наблюдателей ко временно оккупированному Крыму.

Обращаются ли крымские татары, которые сейчас проживают на аннексированном полуострове, к Вам за помощью? Удается ли помогать таким людям?

— У нас есть тесное взаимодействие с Крымом, со всеми нашими гражданами, с нашим народом. Я бы хотел сакцентировать внимание для тех, кто будет смотреть это видео, на том, что крымские татары пытаются при любых условиях оставаться на полуострове. Никто не ставит себе цель выехать из Крыма и покинуть свою землю, чтобы таким образом освободиться от давления и потенциальных репрессий, которые могут быть со стороны российских оккупантов. Мы как Меджлис крымско-татарского народа все время призываем людей, если нет прямых угроз для их жизни и жизни их близких, чтобы они старались оставаться в Крыму. Ведь мы знаем, что в нашей истории это уже было, когда мы остались без родной земли, тогда насильно выбросили, а вернуться очень трудно. У крымско-татарского народа есть выражение «Живи в Крыму» — живи в Крыму при любых условиях. Но россияне тоже понимают, что крымских татар им никогда не удастся сломать или заставить их смириться с оккупацией, поэтому они для себя поставили цель вытеснить крымских татар. Понятно, что в XXI веке они не могут, как во времена Сталина, бросить всех в вагоны и вывезти, поэтому они сейчас задействовали методы запугивания, чтобы люди покидали Крым из-за страха. Отсюда и репрессии, они целеустремленные и массовые. Эти репрессии происходят таким образом, чтобы больше людей это видели и боялись.

Мы стараемся поддерживать людей настолько, насколько можем в ситуации, когда Крым оккупирован. Из-за этого много механизмов является малоэффективными и мало возможными, но есть поддержка политзаключенных и их семей, и это не столько от нас поддержка, а больше наше участие с народом, который там, в Крыму, оказывает эту поддержку. У нас дружный народ. Самая главная наша поддержка – международная деятельность, которая направлена давление на Россию и меры международного характера. Например, 6 марта было заседание Совета Безопасности ООН по формуле Арриа относительно ситуации в Автономной Республике Крым и г. Севастополе. И там выступала украинская правозащитница Ольга Скрипник, а также Антон Кориневич – постоянный представитель президента Украины в АРК и я как глава Меджлиса крымско-татарского народа. Все то, что мы делаем для людей в Крыму, этого недостаточно, потому что российская оккупация до сих пор продолжается. Подчеркиваю важность работы украинских СМИ, важным является обращение журналистов к крымской тематике. В Крыму все, не только крымские татары, и не только те люди, которые верны Украине, но и коллаборанты очень следят за каждым сигналом, который идет с материковой Украины, за каждым выступлением украинских политиков, президента, общественных деятелей. Когда некоторые украинские депутаты ездят в Москву и встречаются с Путиным, то предатели и коллаборанты радуются этому, говорят что «Вот, мы же предатели. Скоро мы будем жить в Киеве». Другие, которые поддерживают Украину, если они получают сигналы о том, что Украина заботится о них, они укрепляются в своей позиции.

Часто люди спрашивают: «Неужели украинцы не понимают, что все, что сейчас происходит между собой, это второстепенное, а сейчас самое главное, чтобы вся Украина не оказалась в ситуации, в которой оказались мы в Крыму»? Эти люди гораздо тоньше осознают, как надо вести себя в гражданском обществе, но часто они не могут все это говорить, поэтому это должны делать украинские журналисты.

— Почему вопрос возвращения Крыма в состав Украины должен быть стратегически важным для украинской власти? Каковы Ваши ощущения, для действующей власти это так? Не забыли ли про Крым и людей, которые преданы Украине, но остались на оккупированном полуострове?

— По моему мнению, главной проблемой нашей власти и общества является неосознание того, что вопрос Донбасса и Крыма является единым и нельзя это разделять. Могут быть разные подходы к их решению, но суть проблемы заключается в том, что нарушена территориальная целостность украинского государства вследствие российской агрессии, и эта российская агрессия происходит в различных формах. Если Крым – это непосредственное вторжение и оккупация, постоянные попытки аннексии (ибо только объявление о том, что Крым записан в Конституции России, это не есть решение вопроса), Россия продолжает попытки легитимизировать оккупацию. В то же время отдельные районы Донецкой и Луганской областей – это поддержка бандитских группировок – это тоже попытка контролировать Украину через эти образования, которые возникли благодаря России. Поэтому украинской власти, кто бы там не был, а также украинскому обществу надо на всех уровнях четко ставить единственную задачу – восстановление территориальной целостности Украины в пределах международно признанных границ, включая Автономную Республику Крым и г. Севастополь. Вот в таком подходе, как по мне, украинская власть ослабила свои позиции. Такой подход требует соответствующей риторики. Все, что связано с восстановлением нашей территориальной целостности, если мы на каком-то этапе не можем задействовать эффективные практические меры, чтобы восстановить территориальную целостность, это не означает, что мы не можем и не должны об этом говорить.

Общество имеет потенциал в том, чтобы заставить власть мобилизоваться, а этим мобилизовать украинское общество вокруг единой цели — восстановления территориальной целостности украинского государства. Потому что не может процветать и успешно развиваться государство, если у него есть какая-то рана, которая его ослабляет, а оккупация Крыма и бесконтрольность в отдельных районах Донецкой и Луганской областей – это для нас является большой раной, которую надо как можно быстрее вылечить, а это деоккупация.

До оккупации Крыма РФ Украина обеспечивала до 85% потребностей полуострова в пресной воде через Северо-Крымский канал, идущий от Днепра. Ранее сообщалось, что запасы питьевой воды в оккупированном Крыму сократились на 60%. По информации СМИ, наполнение водохранилищ Крыма в мае было незначительным, объем воды во всех водохранилищах естественного стока на начало июня составляет 85 миллионов кубометров, что в 2,3 раза меньше, чем в 2019 году.

Аналитики обращают внимание, что Кремль может воспользоваться тем, что мир отвлекся на пандемию коронавируса. А оправдать агрессию Москва может, например, «гуманитарными» соображениями с целью «предотвратить катастрофу на полуострове». В Постоянном представительстве президента Украины в АРК заверили, что поставки воды в аннексированные Россией Крым и Севастополь через Северо-Крымский канал возможны только после деоккупации полуострова.

— Как можно решить проблему обеспечения потребностей Крыма пресной водой?

— Мы могли бы сейчас говорить о Женевской конвенции, о том, что государство-оккупант несет ответственность согласно международным законам за всю организацию жизни на территории, которую она оккупировала. Это правда, и за это России придется нести ответственность. Мы это знаем, но сейчас надо сказать, какие механизмы есть у украинского государства, чтобы задействовать международное сообщество и заставить страну-оккупанта придерживаться международных норм, соблюдать уважение к украинской территориальной целостности. Если говорить о Крыме, то таких рычагов очень мало, их практически нет, но именно вода является одним из таких механизмов, благодаря которому мы можем заставить оккупанта сесть за стол переговоров, а также мы можем активизировать международные переговоры, то есть привлечь наших партнеров вокруг вопроса Крыма. Это может быть в том случае, если Российская Федерация как страна-оккупант будет актуализировать этот вопрос недостатка воды.

Но правда заключается в том, что для обычной жизнедеятельности населению воды достаточно. Воды не хватает для придания привлекательности Крыма, для его развития. Мы должны всегда помнить о том, чего хотят русские и зачем они оккупировали Крым. Для Российской Федерации полуостров нужен как военный плацдарм. Это территория, благодаря которой они хотят ставить новые ультиматумы миру, а также реализовывать свои геополитические планы на юге, ведь акватория Черного и Средиземного морей это пространства, где сталкиваются интересы стран НАТО и России, где есть узел важных геополитических вопросов. Значит для России Крым – плацдарм, откуда они хотят кардинально влиять на геополитические процессы, ведь рядом Турция, Румыния, Болгария, частично оккупированная Грузия, как и Украина. Поэтому для России важно дальнейшее укрепление на территории Крыма. Имеется в виду не только развитие военных гарнизонов, это, кстати, также требует воды, но речь идет еще и о смене демографического и этнического состава населения Крыма. Это практически уже ими даже не скрывается. Теперь оккупанты хотят сделать так, чтобы через запугивание, репрессии и аресты вытеснить крымских татар и усилить на полуострове сотни тысяч граждан России. Вот именно для этого им нужно сделать Крым более привлекательным. Именно для этого нужна вода, ведь это туристические комплексы, сады, водоснабжение и канализация и другие блага.

Поэтому мы не можем и не будем давать им днепровскую воду до того момента, пока не решится вопрос деоккупации полуострова.

У нас есть пословица, если ее перевести, то на русском она звучит так: «Под терпением находится золото». И слово «терпение» довольно часто используется в крымско-татарской среде, но это не фатальное терпение. Люди воспринимают терпение как необходимость мобилизовать свои возможности, не впадать в отчаяние. Терпение это противоположность истерике и отчаянию. Наш народ продемонстрировал свое единство, собрал свои силы тогда, когда проходили первые дни, недели, месяцы оккупации. Мы сразу сказали: нет! И мы продолжаем себя так вести. Другого пути нет, позиция и поведение крымских татар не изменится, потому что они очень четко осознают то, что будущего у коренного народа Крыма нет, при условии продолжения контроля России.  Поэтому в этой ситуации я хотел бы пожелать нашему народу продолжения борьбы и терпения, так как за терпением действительно золото, а золото — это наш Крым.

Видеоверсию интервью смотрите на сайте «Журналиста».

Подписывайтесь на telegram-канал journalist.today