Римма Зюбина: Не все, кто говорит на русском — враги, а кто носит вышиванку — патриоты (ВИДЕО)

763
Фото: Facebook Kseniya Buryadnik

Студию информационного агентства «Журналист» посетила актриса театра и кино, волонтер, общественный деятель Римма Зюбина. Сегодня она не только играет в спектаклях и снимается в фильмах, а еще и активно проводит мастер-классы, мотивационные встречи, озвучивает аудиокниги, поддерживает благотворительные и социальные проекты, а также является амбасадором киевской благотворительной организации «Фонд помощи онкобольным детям «Краб». Римма Зюбина неоднократно публично выступала со словами поддержки в адрес режиссера Олега Сенцова и других украинских политзаключенных, организовывала соответствующие акции.

«В поддержку политзаключенных в прошлом году я организовала акцию – «Сажайте деревья, а не людей!». Тогда повсюду были борды от кандидата в президенты с лозунгом «Весна придет – сажать будем». Что это вообще такое? Программа президента? Смысл жизни? Ну, сколько в этом мире можно сажать? Вообще, кто кроме суда может взять на себя ответственность сказать: «Ты – преступник»? Учитывая качество наших судов, их некомпетентность и коррумпированность — возникло много вопросов об этих посадках. И вот в тот же период, находясь в Кракове, где я работала в жюри театрального фестиваля, нас пригласили посадить деревья. Я подумала, было бы хорошо, чтобы где-то росло деревце, чтобы оно ждало человека, который сейчас в российской тюрьме. Я посадила деревце и для Олега Сенцова. Ко мне подключились в Латвии, Литве, Молдове, Словакии, США, Чехии. Потом это переросло в «Сажайте цветы, а не людей». Это и есть поддержка политзаключенных. Даже после нескольких масштабных обменов еще многие политзаключенные отбывают наказание в России, сейчас, в основном, это крымские татары, которые страдают за свою проукраинскую позицию, за желание сохранить свою аутентичность. Про этих людей надо постоянно говорить, надо делать репосты. Есть страница в Facebook «Евромайдан SOS», которой занимается правозащитница Александра Матвийчук, там есть информация о всех акциях, а также — как и кому написать письмо в тюрьму. Сажайте цветы, деревья, ждите и знайте, что эти люди очень нуждаются в нашей поддержке.

После освобождения Владимира Балуха мы виделись на моем спектакле (Владимир Балух — украинский общественный активист, политический узник путинского режима. После 2014 года остался гражданином Украины, отказавшись получать российский паспорт. Преследуется оккупационными властями Крыма, — ред.) и говорили также о том, что ему в тюрьме придавало сил. Письма! Владимир сказал, что хочет поехать на Закарпатье, потому что там есть одна женщина, которая писала ему больше писем, когда он находился за решеткой», — отметила актриса.

Римма Зюбина родилась в Ужгороде, на Закарпатье. Она часто тепло отзывается о городе, где прошли ее юные годы и состоялся старт карьеры актрисы. В то же время женщина часто обращает внимание на проблему трудовой миграции, которая является очень актуальной для этого региона. Как отмечает сама актриса, именно об этом история ее героини Дарьи в украинской полнометражной ленте «Гнездо горлицы» режиссера Тараса Ткаченко.

«В целом, да, Ужгород сейчас это для меня место силы. Знакомыми и близкими я считаю, наверное, полгорода. Вместе с тем, я критически отзываюсь относительно политического выбора людей в Ужгороде. Это касается и парламентских выборов, и выборов городского головы. Я резко отзываюсь, когда люди живут двойными стандартами. Я была безумно удивлена, что на Закарпатье наибольшее количество деревянных туалетов возле школ. Это при том, что каждый второй житель области ездит на заработки ради того, чтобы ребенку дать все самое лучшее и видит, как живут в Европе. Пока не исчезнет последний деревянный туалет возле школ, до того времени мы не можем сказать, что мы цивилизованная страна. Меня всегда возмущает равнодушие к выборам, низкая явка жителей Закарпатья на выборах. Меня возмущало, как происходили выборы городского головы Ужгорода. Это не лучшие люди нашего города. Когда вы доверяете свою судьбу и судьбу своих детей бандитам, то чего вы тогда хотите?» — отметила гостья нашей студии.

Мечта стать актрисой у нее появилась еще в детстве, когда она увидела спектакль «Золушка», где главную роль исполняла ее сестра. Поэтому, фактически, с детства Римма Зюбина занималась балетом, училась в музыкальной школе, а также в детском театре «Ровесник», принимала участие в радио и телепередачах, конкурсах чтецов, вела концерты. Впоследствии она занималась в театре-студии при Закарпатском облмуздрамтеатре, где с 17 лет играла в спектаклях этого театра. С отличием окончила ужгородское культурно-просветительное училище. Уже в 19-ть Римма Зюбина стала актрисой Закарпатского областного музыкально-драматического театра. В кино актриса дебютировала в 20 лет. Мы поинтересовались у Риммы Зюбиной, есть ли у нее роль ее мечты?

«Мечтать в актерской профессии — опасно. Мечтой было — стать актрисой, но я не писала себе в детстве, какие роли я хочу сыграть. Когда я стала заниматься этой профессией, поняла, что, например, можно мечтать о роли и, наконец, получить ее, но так может случиться, что режиссер и команда не самые талантливые, то и результат выйдет не тот, о котором ты мечтаешь. И мечта твоя разрушена. А бывает материал, где у тебя эпизодическая неинтересная роль, но талантливый режиссер выводит эту роль на первый план и это лучшая и самая важная роль в твоей жизни. А еще бывает, мечтаешь о роли, где четко очерчены возраст героини, а этот возраст проходит, роль ты так и не получаешь и осознаешь, что никогда уже этого не сыграешь. Становится больно. Актер – это слишком эмоциональная субстанция, поэтому мечтать в этой профессии опасно, в случае разбитых надежд, впадаешь в депрессию, накручиваешь себя мыслями о своей бездарности, вторичности и отсутствии реализации. Актер зависимая профессия. Ты не будешь со своими ролями-мечтами сидеть в очереди к продюсерам фильмов или художественным руководителям театров. Ты ждешь приглашения на кастинг или назначения на роль. И здесь уже кому-то везет, а кто-то может ждать всю жизнь», — сказала актриса театра и кино.

Сейчас на ее счету более 50 ролей в театре и почти сотня ролей в кино и телефильмах. Только в течение последних 5 лет Римма Зюбина снялась примерно в 10 фильмах, совмещая работу в театре и общественную деятельность. Все время актриса активно приобщается к благотворительным и социальным проектам. Мы поинтересовались, где она черпает силы и вдохновение для всего этого.

«Я анализировала это. Моя профессия и придает мне вдохновение. Даже когда я играю мало спектаклей и нет работы в кино, все же выходных у меня нет. Летом прошлого года я работала на канале «Прямой». Я там оказалась после того, как пришла на один из эфиров в качестве гостя. Редактор говорит: «Такая бойкая сегодня вышла программа. Приходите чаще». На то время Тала Калатай собиралась в декретный отпуск, и я в шутку сказала: «А давайте, Тала уйдет в декрет, а я приду вместо нее». Так и получилось. Это был очень интересный и радостный период в моей жизни. Сейчас подобная ситуация во Львове: я заменяю актрису, которая тоже в декретном отпуске. В августе приехал в Трускавец, где я отдыхала, Ярослав Федоришин – руководитель львовского театра «Воскресение». Мы с ним за 2 минуты общения все решили, оказалось, что у них одна из актрис на сносях, а скоро премьера. И он сказал: «Мы в сентябре выпустим премьеру. Галина Стричак ждет ребенка, и не могла бы ты с октября войти на роль Барбары в спектакль «Август. Графство Осейдж»?». Я за секунду согласилась. Пьеса того стоит. Сейчас, как я говорю, я — заменитель всех беременных. Сейчас живу на два города (Киев и Львов), но я люблю путешествовать. Это мне дает вдохновение. А теперь благодаря безвизу я путешествую почти каждый месяц. Это настолько освобождает голову. Странствия расширяют мою жизнь, дают мне вдохновение. В конце декабря мы с подругой Лесей полетели в Афины. Я интересуюсь историей Древней Греции, периодом рождения философии и театра. Мое вдохновение — путешествия и удачные творческие проекты.

И теперь я знаю секрет, как и почему я теперь все успеваю: у меня уже очень взрослый ребенок. Я знаю, что я даже выгляжу сейчас лучше, чем в те периоды, когда мой ребенок был маленьким. Что такое материнство? Об этом очень мало людей говорят правду. Очень модно выставлять красивые фотографии, писать о веселом декрете… Ничего веселого в декрете, к сожалению, нет. А я еще попала в декрет в 1998 году, у меня были декретные 18 грн, а пачка памперсов стоила 16 грн. Хорошо, что мне мама подарила стиральную машинку, и эта стиральная машинка автомат крутилась ежедневно, потому что я могла позволить памперс только на прогулку и на ночь. Детское питание безумных денег стоило, у ребенка была аллергия. Мы долго не могли определить, на что. Года три я не спала, а может и пять, потому что каждую ночь ты реагируешь на сон и бессонницу ребенка. А еще от рождения и до 7 лет я каждый вечер читала и читала Даниилу. Даже когда уставшая после спектакля — сын ждет сказку от мамы, и читаешь.

Бабушки далеко, няни только когда я в театре или на съемках. Такой ритм жизни тебе не добавляет красоты, не добавляет гармонии, не добавляет легкости, потому что ты постоянно уставшая. И когда Даньке исполнился год, я вышла работать в театр. Но чтобы остаться после сыгранного спектакля пообщаться с друзьями, пойти в ресторан – это я стала себе позволять лет 5 назад, когда ребенку было 17 лет. Но сейчас сын – мой помощник, я бы даже сказала, что он мой очень классный друг. Мне с ним интереснее путешествовать. Часто во время путешествия интернет не работает. Мы, путешествуя, очень много говорим о жизни», — сказала собеседница.

Римма Зюбина – лауреат многих театральных премий, в том числе дважды лауреат самой престижной театральной премии Украины «Киевская пектораль». Ее признали «Лучшей актрисой 2016-2019» рейтингом «Снято в Украине». По версии журнала «Фокус» 2017 года, актриса вошла в сотню самых влиятельных женщин Украины, а также в список 100 женщин, отмеченных Всеукраинским рейтинговым журналом «Гордость и красота Украины» 2019.

Фото: Facebook Kseniya Buryadnik

За роль Дарьи в фильме режиссера Тараса Ткаченко «Гнездо Горлицы» Римма Зюбина получила международный успех и «Специальную награду за непревзойденное исполнение роли» на престижном 65-м Международном кинофестивале в Мангейм-Гейдельберг (Германия) (2016 г.). За эту же роль она получила награду «Лучшая женская роль» на 25-м Международном кинофестивале в Варне (Болгария) (2017 г.). Но несмотря на такой длинный перечень заслуг и признание, актриса принципиально отказывается от государственных званий.

«Я не делала ничего большего в 2017-м году, чем я делала в 2014-м, 2015-м, 2016-м и затем в 2018-м, возможно даже я делала больше в другие годы. Я не знаю, кто это считает, каким образом это происходит. Я вообще не в этих тусовках. Я спокойно отношусь ко всем этим званиям. Я отказываюсь от государственных званий. Они возникли в период Советского Союза, их нет ни во Франции, ни в Англии, их нет в Америке. Смешно сказать, что Мерил Стрип – заслуженная артистка штата Оклахома. Просто она Мерил Стрип. Мне эти звания не нужны. Это первое. Это моя принципиальная позиция. Мне «звание» не нужно.

По моему убеждению, «звания» не добавляют престижа, не дают осознания, что я стану лучшей артисткой, мне они ничего не дают, кроме того, что это пережиток советского прошлого. Еще знаю только одну из известных актрис, которая без звания, это Руслана Писанка. У нее такая же позиция. Меня узнают в Афинах, меня узнают в Барселоне, меня узнают в Лондоне. Ты выходишь на аплодисменты в конце спектакля – и вот твое звание. Ты выходишь на улицу, к тебе подходят люди, говорят о твоих киноработах – и это твое звание. У меня есть награда «За волонтерство», она связана с Фондом помощи онкобольным детям «Краб». Эта награда называется «Древо жизни» и она для меня самая важная. У меня есть в Германии награда за «Гнездо горлицы». А здесь мне эти звания не нужны. Раньше было обслуживание в Феофании (для народных артистов, надо было не только заслуженными быть), еще я шучу, что раньше народных артистов хоронили на Байковом кладбище. Теперь за деньги любой может быть там похороненным. Мне это не надо. И я считаю, что если сейчас не прекратится это все, прежде всего на это должна реагировать молодежь – люди, которые в профессии, которым до 30-ти лет, то оно так и будет. К сожалению, я не слышу много поддержки от своих коллег. Я никогда не участвую в сплетнях. Я терпеть не могу, когда «а вот там кто-то говорил…», поэтому я не знаю, кто там что говорил, с диктофоном я не хожу и своих друзей тоже не прошу записывать кого-то. Реакция бывает такая: «Ну, да. Да, мы понимаем, что очень много несправедливой выдачи званий, но у тебя это будет справедливо!» Я говорю: «Надо с себя начинать и говорить «СТОП». Если мы хотим реформ, то каждый из нас хочет перемен в жизни. Поэтому каждый должен остановиться и подумать, чем я занимаюсь, что в моей отрасли так и не так. Поинтересоваться, а как в моей отрасли за рубежом. Должна быть конкуренция. Только за счет профессиональной конкуренции у нас останутся самые лучшие врачи, лучшие актеры, лучшие судьи и преподаватели, которые будут получать достойную зарплату», — отметила Римма Зюбина.

Во время общения актриса рассказала о планах на 2020-й год, а также о проектах, над которыми работает.

«2020-й год, я продолжаю играть во Львовском театре «Воскресение». Ежемесячно я еду туда, у меня там три дня подряд – пятница, суббота, воскресенье. Я буду играть в спектакле «Август. Графство Осейдж». Также планируем тур по Украине со спектаклем Влады Белозоренко по пьесе Андрея Иванова «Это все она», которую играем с актером Олегом Коркушко. Мы просто обожаем друг друга, мы играем маму и сына, я про Олега знаю больше, чем про своего собственного сына. Мы решили сделать этот спектакль отдельным, антрепризой, «Молодой театр» дал нам на это разрешение. Сейчас мы сыграли 22-23 февраля в Ужгороде (последний раз в Ужгороде я играла в 1991 году). Нас очень тепло принимали. Умный и тонкий зритель, билеты раскупились за несколько дней и мы сыграли еще дополнительный спектакль. В этом году выйдет фильм, в котором я в октябре снялась. Рабочее название «Слегка приоткрытая дверь». Талантливый и неординарный режиссер Хачатур Василян. Очень интересный. Он умен, разбирается в кино. В свои юные годы посмотрел примерно 2 тысячи фильмов. Некоторые ленты он знает покадрово. Он даже в разговоре цитирует кино. Он один из немногих, среди тех, кого я встречала, кто умеет работать с актером.

Сейчас готовлюсь к съемкам «Иловайск-2». Продюсер, автор сценария и режиссер Тарас Костанчук пригласил меня сыграть жену «Бишута». Я сказала «да».

Мы с продюсером Соломией Буй подали заявку на спектакль «Это все она» (режиссер Влада Белозоренко) на Украинский культурный фонд. Хотим этот спектакль повозить по Луганской области, потому что это не просто спектакль про маму и сына, это современный спектакль об одиночестве мамы, об одиночестве сына, и вот в соцсетях они начинают общаться под другими именами. Там у них полная гармония, полное взаимопонимание, а в жизни ничего не меняется. Когда парень, открыв мамин ноутбук, узнает, что все это писала мама, то для него это все очень драматично. И это колоссальная проблема и соцсетей, и одиночества, и темы «родители и дети». Она очень, очень современная. Сейчас мы планируем играть этот спектакль в Художественно-концертном центре им. Ивана Козловского, Крещатик, 50-б. Там очень уютная сцена. В Киеве еще до конца этого сезона будем играть спектакль «Восток-Запад» в театре «Актер». Это детские пьесы подростков из Авдеевки, Марьинки, Попасной и с Западной Украины – с Клесова и Нововолынска. Эти маленькие 5 одноактовочек объединены режиссером Владой Белозоренко.

С этого года я еще начинаю менторские встречи. Я была участницей проекта «Я смогу», который делает Coca-Cola и фонд Елены Пинчук. Это очень важно для девушек и женщин. Во Львове я даже не ожидала такого ажиотажа к моей менторской встрече. И вот 13, 14, 15 марта мы планируем мероприятия в Полтаве, Харькове и Днепре. Организацией таких встреч занимается моя подруга Екатерина Репяхова. Я сказала, что я готова, я хочу что-то говорить женщинам, для того, чтобы поддержать их, чтобы они не боялись открывать себя и открывать в себе что-то новое, и чтобы они понимали, что они в этой жизни тоже способны на перемены и способны получить от этой жизни позитив», — анонсировала наша гостья.

Римма Зюбина никогда не стоит в стороне от проблем Донбасса. И приезжала в этот регион с различными проектами еще до начала войны. У нее было интересное творческое сотрудничество с актерами Луганского областного академического украинского музыкально-драматического театра, который уже третий год подряд является центром театрального искусства в Северодонецке после вынужденного переселения из родного города. У актрисы возникла идея постановки пьесы одного из самых известных английских драматургов Ноэла Пирса Кауарда «Невероятный сеанс, или Неугомонный дух» (спектакль «Веселый дух»). По словам самой же актрисы, когда она едет из Северодонецка, уже где-то возле Харькова хочет возвращаться обратно, потому что там очень искренние люди.

«Это была моя инициатива. Я привезла показать кино. Мы встретились с актерами театра. Им тогда очень нужна была поддержка. Я тогда сказала, давайте попробуем сделать что-то вместе. Прошел какой-то период, где-то полгода. Я пишу: «Сергей (режиссер театра Сергей Дорофеев – ред.), я же сказала, это не просто так». Он пишет: «Вы не пошутили?». Я говорю: «Нет, я не шутила». Тогда я начала искать пьесу, подключился режиссер Владимир Московченко. Мы начали искать пьесу, чтобы была яркая роль, но не главная, потому что поехать на месяц-два у меня не было возможности. И мы нашли такую пьесу. Это английская пьеса «Веселый дух». Там есть мадам Аркати, которая вызывает духов, проводит спиритические сеансы, этакая «городская сумасшедшая». Это все происходит в доме писателя, который хочет написать о спиритическом сеансе в своей книге. Очень хороший тонкий английский юмор. Там (в Луганском театре – ред.) актеры все молодые, там моего возраста только одна актриса Ольга Яковенко. Средний возраст актеров – 27 лет. Очень много актеров из Северодонецкого театра, кто-то приехал из Полтавского театра, кто-то заканчивал Харьковский институт искусств… И вот такая хорошая мощная команда. Они очень счастливы, что могут работать, и они безмерно счастливы, что имеют возможность в такое время заниматься актерской профессией. Ну, а о том, что эти люди вообще остались живыми, об этом нечего и говорить. Когда ты ценишь жизнь, себя в этой жизни и понимании, и ты можешь, несмотря на все, еще и заниматься любимым делом, это какой-то огромный дар. Конечно, каждая наша беседа заканчивается тем, что все мечтают вернуться. Когда мне актриса говорит: «Я беременна вторым ребенком. Под окнами ездит тяжелая техника, а я все равно крашу коридор, потому что понимаю, что скоро рожу ребеночка, и мне нужно, чтобы ремонт закончился в квартире…»… Все надеялись, что это все скоро закончится. Я начала озвучивать на UА: Радио Культура книгу Тамары Гориха Зерня, которая называется «Доченька». Эта книга была на полке с теми, которые надо прочитать за отпуск. Я, помешивая кашу, взяла эту книгу. Я ее открыла дважды… За два раза я ее прочитала. Я нашла этого человека и попросила разрешение озвучить эту книгу. История происходит в Донецке, мы немного видим историю героини, как она развивается: героиня за 10 лет до войны приехала туда к бабушке, и потом что происходит с ней, художницей, которая делала витражи по стеклу. Профессия, которая во время войны никому не нужна. Как они объединяются, как они помогают украинской армии. Книга, которая открывает глаза на то, как жили люди. Она ставит очень много вопросов, на которые ты уже сам себе потом отвечаешь. Не все, кто остался там, «сепары». Не все враги, кто разговаривает на русском языке. И не все патриоты, кто ходит в вышиванках. Когда мы хотя бы попытаемся услышать друг друга… Потому что самая большая проблема нашего общества – мы не то что не можем – мы не хотим слышать друг друга, мы не пытаемся. Вот есть одна правда – моя, а другой нет. У нас нет толерантности. У нас нет терпимости. У нас есть только безапелляционное ощущение своей правоты, и мы действительно стали глухи, не слышим друг друга. Когда ты знаешь реальных людей, которые остались в Крыму, которые остались в Донецке, у которых парализованы родители, которых нельзя было вывезти, то ты по-другому начинаешь ощущать это все. Когда над твоим домом не летали самолеты и не падали бомбы, и танки, «грады» не громили твой дом, когда ты всего этого не чувствовал – не включая своего сердца, ты не сможешь проникнуться тем, что эти люди испытывали.  У меня очень много вопросов и очень грустные ответы на это все.  Грустные, потому что я не думаю, что наше общество способно прощать, извинять, принимать, понимать.  Мы встретились с Игорем Козловским, который провел два года в ДНР-овском плену, мы его спросили, почему он не уехал из Донецка, почему он оставался.  Он религиовед, у него четкая проукраинская позиция.  Были семейные сложные моменты, из-за которых уехать было невозможно.

Как можно потом так говорить: это белое, а это черное?  Когда я еду из Северодонецка, где-то около Харькова я уже хочу возвращаться, потому что там люди, с которыми я работаю, они очень искренние.  Наши общеукраинские проблемы может помочь решить человечность и работа над своей душой», — подытожила актриса.

Более подробно обо всем этом, а также полную видео версию смотрите на сайте «Журналиста».

Подписывайтесь на telegram-канал journalist.today