Андрей Ильенко: турборежим был дымовой завесой (ВИДЕО)

124
Фото: скриншот с видео

Студию «Журналиста» посетил политический деятель, народный депутат Украины VII и VIII созывов Андрей Ильенко. Мы поинтересовались мнением нашего гостя о ситуации в стране, как он оценивает год работы новой власти, и что думает об очередных местных выборах, которые должны состояться осенью этого года, учитывая пандемию коронавируса и ситуацию с изменениями в Избирательном кодексе.

— Как Вы оцениваете деятельность Верховной Рады IX созыва? Что вы думаете о тех скандалах, которые возникают из-за действий или высказываний некоторых действующих парламентариев?

— Давайте вспомним те ощущения, которые были год назад у многих украинцев, поддержавших тогда партию «Слуга народа». Наверное, это было состояние эйфории, каких-то огромных ожиданий. Действительно, впервые в истории Украины мы получили парламент, в котором возникло монобольшинство, такого никогда не было. Конечно, сегодня уже фактически прошел год, когда вся власть в стране находится в руках одной политической команды во главе с Зеленским. У них есть президент, есть монобольшинство в Верховной Раде, не надо ни с кем договариваться, не надо коалиции. Соответственно, ими уже вторично сформировано правительство полностью без коалиционных договоренностей, вся вертикаль власти на местах, все силовые структуры, Генеральный прокурор, СБУ и так далее. При этом мы видим, что проходит год, и все обещания, эмоциональные лозунги, которые мы слышали перед выборами, превращаются просто в ничто. Вообще ничего не выполнено из того, что обещали. То, что мы сейчас видим в парламенте, например, когда партия, которая приходила к власти, и президент, который приходил к власти с лозунгом «Конец эпохи бедности», а сейчас глава профильного комитета по социальной политике говорит, что в семьях людей, которые получают социальную помощь, рождаются дети «низкого качества», и она размышляет даже о возможной стерилизации для людей, которые живут на социальную помощь… Это безумие, это плевок в лицо тем людям, которые голосовали за так называемых «слуг народа».

Я не хочу сказать, что предыдущие правящие партии в Украине были замечательные, а вот эти плохие. Нет. Тогда тоже были все эти проблемы: коррупционные, отсутствие реальной ответственности для членов партии… Например, если кого-то поймали на кнопкодавстве, или на чем-то другом… Раньше покрывали и сейчас покрывают. Речь идет о том, что эти люди приходили на лозунге «Мы – другие». Во многом эта критика была справедливой, но они обещали, что все будет по-другому, что они действительно слуги народа, что будет новая практика в политике, а оказалось, что это просто фейк. Это партия, которая создана «на коленке» за неделю до выборов из совершенно случайных людей, по правилу статистической погрешности туда попало некоторое количество адекватных людей, но в основе своей это абсолютно непонятные люди, которые говорят такое, что за голову берешься.

— Турборежим оказался объективной реальностью, необходимостью или политическим мифом?

— Я думаю, что турборежим – это был пиар начального периода этого парламента, когда «слуги» пришли, сформировали монобольшинство, началась работа нового парламента, им надо было создать шумовой эффект, что все по-другому, все по-новому. Наверное, для части избирателей, которые не очень вникают, за что же голосовали, в чем суть этих законов, которые были приняты, в действительности ли это повлияло на жизнь людей. В общем это была дымовая завеса. Даже если мы посмотрим на количество принятых законов, то в сравнении с предыдущими созывами парламента ничего особенного не произошло. Примерно такое же количество принятых законов. Если мы посмотрим на качество этих законов, опять же ничего особенного, даже те законы, которые они принимали вроде как выполнение своих предвыборных обещаний, например, закон об импичменте президента — это полный фейк, там нет никаких изменений. Если мы посмотрим на Конституцию, где выписана процедура импичмента президента, а закон не может ее изменить, закон просто фиктивный и ни на что не влияет. Таких примеров достаточно много. Даже с неприкосновенностью, еще один закон, на котором делался пиар. Точнее это даже не закон, а изменения в Конституцию. Действительно, изменения в Конституцию приняли, но при этом в законодательстве оставили столько вещей, которые фактически эту неприкосновенность оставляют для депутатов. И что изменилось? Вот почти год как отменили депутатскую неприкосновенность, и где изменения? То есть это все не из реальной жизни, а из мира сериала политических фантазий, которые через телевизор, к сожалению, до сих пор украинцам навязывают, и турборежим уже, в принципе, закончился, он свою функцию выполнил в первые месяцы работы парламента. Сейчас этот парламент уже даже не пытается играть в турборежим, они стали обычными депутатами с обычными депутатскими болезнями. Разница лишь в том, что эти люди обещали, что они будут другими, и не выполнили своих обещаний.

— Какие Вы видите плюсы и минусы деятельности новой власти, которая была избрана в прошлом году?

— Возможно, среди плюсов то, что не произошел полный коллапс, полный демонтаж украинской государственности. Государство еще существует, его невозможно просто взять, чтобы сборище случайных людей, аферистов, возможно, даже искренних мечтателей, но очень наивных, которые не понимают, как это все работает, откровенных украинофобов, которые тоже есть в нынешней власти, и вся эта смесь людей не смогла за этот год демонтировать украинскую государственность. Это я считаю плюсом, хотя это не их заслуга, а скорее заслуга украинского общества, которое выставило определенные красные линии перед властью, но, в целом, я понимаю, как только давление общества уменьшится… Скажу так: нынешняя власть вынуждена учитывать мнение граждан не потому, что она такая хорошая, а она понимает, что по-другому в Украине ничего не работает. Если не чувствовать давление гражданского общества, то это все очень плохо скоро для них закончится. Вот они делают какие-то заявления, а потом отзывают их, и говорят: «Нас неправильно поняли». То есть они видят, что есть какие-то вещи, где пробуют они их перейти, и будет очень серьезное сопротивление. Это касается капитуляции перед Россией, это касается языкового закона. Хотя если мы берем экономическую ситуацию, то здесь вообще ничего не изменилось. Эта власть проводит такую же политику, которую проводили все предыдущие правительства, все в интересах олигархата. Если правительство Гончарука пыталось играть в хипстеров, которые хотят проводить реформы, то те, которые сейчас в правительстве, понятно, что этот министр от этого олигарха, а этот от этого олигарха, а этот работает на сохранение энергетической монополии.

В связи с пандемией коронавируса, а также рядом изменений в Избирательный кодекс, какими Вы видите местные выборы, которые должны состояться осенью этого года?

— Что касается вопроса, состоятся или не состоятся местные выборы. Я думаю, что они все же состоятся. Остается еще достаточно времени, до выборов еще четыре месяца. За этот период, я надеюсь, эпидемиологическая ситуация начнет выравниваться не только в Украине, но и в мире. По крайней мере, я хочу в это верить. Все же отсрочка общенациональных местных выборов – это событие экстраординарное, она не может быть на основе эмоциональных решений. Вообще единственная юридическая процедура, как это может быть, если не противоречить Конституции, то это в случае введения Верховной Радой чрезвычайного положения. Если этого не произойдет, то любой перенос выборов пахнет узурпацией власти. Поэтому даже представители действующей власти сейчас говорят, что выборы состоятся вовремя. Теперь если говорить о политическом смысле этих выборов. Хоть это будут и местные выборы, и явка на них будет невысокая, и не только из-за коронавируса, потому что у нас традиционно явка на местных выборах ниже, чем на парламентских или президентских, хотя местная власть – это та власть, которая ближайшая к гражданину, на которую он реально может влиять, и выборы это как раз инструмент влияния и формирования этой власти на местах, но, традиционно, к сожалению, у нас на местных выборах явка самая низкая. Главная суть этих выборов, по моему мнению, особенно после двух компаний 2019 года, президентской и парламентской, когда Украину охватила эта зеленая волна, по сути нынешние местные выборы будут таким неформальным референдумом о поддержке курса нынешней власти.

Очень важно будет для партии власти сегодня максимально продемонстрировать, что они держат свой рейтинг, контролируют ситуацию. С другой стороны, любой провал их на выборах, даже в отдельных регионах (а провалы будут, потому что рейтинг падает, а что будет через четыре месяца даже сложно представить), это будет означать, что власть Зеленского шатается и он теряет поддержку. По моему мнению, это будет основная идея нынешних местных выборов. А вообще в каждом регионе это уже будет свой сценарий в зависимости от того, какая ситуация в конкретном регионе, но общий фон: это будет неформальный референдум о доверии или недоверии к Зеленскому.

— Какой выход из ситуации, сложившейся в нашем государстве сегодня, видит Ваша политическая сила?

— Мы готовимся к местным выборам, у нас сейчас более двух тысяч депутатов местных советов по всей Украине, у нас три городские главы областных центров, действующие городские главы, которые сейчас имеют самый высокий уровень поддержки в своих городах. Конечно, мы будем активно бороться и в других городах по всей Украине. Конечно, что пандемия вносит свои коррективы. Понятно, что полем активности становится пространство интернета. Я думаю, что эти выборы будут переведены максимально онлайн. Особенно это касается крупных городов. Конечно, что в сельской местности будет другая специфика. Думаю, что в крупных городах это будут выборы, где, наверное, впервые онлайн будет доминировать над офлайном. Но все же думаю, что и стандартная составляющая выборов никуда не денется, хотя пандемия будет влиять на ход этого процесса и избирательных технологий, и того, как будет это все организовано. Мы же даже до конца еще не понимаем правила. Ведь после долгого бюрократического футбола у нас, наконец, принят Избирательный кодекс, но сейчас мы знаем, что есть законопроект об изменениях в Избирательный кодекс, который уже проголосован в первом чтении. И там идут серьезные корректировки этого закона. И мы еще даже до конца не знаем точные правила, по которым эти выборы будут происходить, поэтому мы все ждем возможно до конца июля, когда уже должна быть объявлена дата выборов согласно Конституции Украины. Соответственно, к тому времени парламент имеет возможность еще что-то изменить. Мы пока в подвешенном состоянии.

Пандемия может повлиять в аспекте организации выборов, но мне кажется, что вряд ли Украина готова сейчас к супер радикальным решениям в виде перевода выборов, например, в онлайн формат. Думаю, что вопросы будут больше касаться безопасности на участках: сколько людей одновременно смогут на участок зайти, вопрос безопасности членов комиссии, ведь они будут в наибольшей зоне риска. Как это все будет организовано, увидим.

У нас сегодня есть две основные проблемы, которые возникли не год назад, а гораздо раньше. Во-первых, речь идет об агрессии Российской Федерации, то есть война на территории Украины, которую Россия ведет против нашей страны. Во-вторых, это наша внутренняя проблема – олигархический лад, олигархическая система в середине страны, когда все основные активы в стране принадлежат олигархическим семьям. Соответственно, почти вся политика находится под влиянием олигархических группировок, они заинтересованы в сохранении своего монопольного положения, чтобы в стране не происходили изменения. Эта модель фактически является выкачиванием ресурсов из страны, она ведет наше государство к экономической смерти. Эти две проблемы являются ключевыми. Как же мы видим ситуацию? Что касается внутренней ситуации, нужна масштабная деолигархаризация. Для этого нужно антимонопольное законодательство. Тот антимонопольный закон, который предлагал в том числе и я, будучи тогда депутатом парламента, который опирается во многом на американский опыт, чтобы в Украине уничтожить эту монопольную систему, чтобы дать возможность развиваться экономике. Во-вторых, это антиофшорное законодательство. Мы понимаем, что сегодня из нашей страны выводят огромные ресурсы, которые идут в офшоры, из них не платятся налоги, это огромная проблема. У нас есть наработки по антиофшорному законодательству. И, конечно, надо решать вопрос с войной. Надо увеличивать собственную обороноспособность, в том числе и внутри страны, уничтожая вражескую пятую колонну. С другой стороны, я считаю, что Украина должна выходить из антиукраинских, позорных и не действующих Минских соглашений, должна предлагать другой формат этих переговоров, который должен строиться на Будапештском меморандуме. Это максимально кратко о ключевых вещах, которые лежат в основе.

Подписывайтесь на telegram-канал journalist.today