Василий Шкляр: Майдан может взорваться раньше, чем некоторые думают (ВИДЕО)

2592

Съемочная группа «Журналиста» пожаловала в гости к выдающемуся украинскому писателю, которого называют одним из самых «мистических» авторов современной отечественной литературы. Нашим собеседником стал легендарный Василий Шкляр.

Наша встреча состоялась вскоре после того, как Василий Николаевич стал лауреатом всеукраинской литературной премии имени Василия Симоненко. Эту награду в номинации «За лучшее художественное произведение» писатель получил за роман «Троща».

Среди наград Василия Шкляра также «Золотое перо» — высшая награда в области журналистики Украины; «Золотой Бабай» — Всеукраинский конкурс остросюжетного романа, Василий Шкляр является победителем первого национального конкурса на лучший остросюжетный роман (роман «Ключ»); «Коронация слова» за роман «Элементал», международная премия «Спираль веков» в жанре фантастики в номинации «За лучшую украиноязычную фантастику» (роман «Ключ»).

Поэтому мы поинтересовались мнением современного классика, насколько важны для авторов подобные литературные премии?

«Это еще зависит от того, какая премия. Я, например, преимущественно получал (отличия, премии, — ред.) не от государства. Я от него вообще никогда ничего не брал. Но, конечно, премия — это определенный стимул, это определенное признание, наконец, удовлетворение твоего честолюбия, это понимание, что твое творение побеждает. Ведь каждая номинация — это определенный конкурс. Хотя, когда мне предложили премию Симоненко, я сказал, что давайте моложе. У меня их достаточно. Но дело в том, что сам Симоненко для меня особая фигура. Как раз этот поэт, пожалуй, оказал наибольшее влияние на меня. На мое счастье Симоненко (произведения поэта, — ред.) попал мне в руки, когда я был школьником, старшеклассником. Это как раз период становления, и во многом именно Симоненко сделал меня украинцем. Я недавно в выступлении вдруг начал цитировать его стихи, я знаю многие его произведения на память. При том, что я их никогда не учил. Я позабывал то, что я изучал в школе, однако Симоненко много знаю на память. Кроме того, у меня есть такая тайная мысль… Мы недавно обнаружили, где похоронен атаман Алексей Соколовский, один из героев моего романа «Маруся» о полесских наших атаманах. Поэтому я решил, что за эти средства я поставлю памятник Алеше Соколовскому, и напишу: «Алексею Соколовскому от Василия Симоненко». Это будет такая определенная перекличка наших героев», — сказал собеседник.

Василий Шкляр — один из самых известных отечественных авторов, чьи произведения популярны далеко за пределами Родины. Именно поэтому мы поинтересовались, насколько современный автор требует признания, и как к этому относится сам автор украинских бестселлеров.

«Некоторые писатели говорят, что их не интересует широкое признание. Но я думаю, что в глубине души каждого радует признание его творчества, потому что писатель пишет для людей. Он не пишет в ящик. Конечно, кто-то может сказать, что я пишу для высоколобых, но это очень узкий круг, другой может говорить, что он интеллектуал, которого не понимают, но я знаю, что даже известные классики, говорили, что хотели, чтобы их произведения прочитали как можно больше людей. И я тоже себе ставил задачу, чтобы меня читали как можно больше людей. В определенной степени, мне это удалось. Я уважаю своего читателя. Его интерес я ставлю превыше всего. Больше всего в литературе я боюсь быть скучным. Я считаю, что писатель должен быть прежде всего интересным рассказчиком. Остальные все, сенсы, смыслы, ты вкладывай, но, пожалуйста, в интересную форму. Очень хорошо, что украинская читательская аудитория предпочла свое. Потому что, конкуренция не всегда ровная, когда наш рынок был заселен не лучшей литературой того же соседа нашего. Но по рейтингам продаж, все-таки украинский читатель вернулся к своему, а некоторые наши авторы опережают еще и зарубежных классиков. Это радует. Конечно, мы не можем говорить о каком-то взрыве. Мы – 40-миллионная нация. Мы должны давать большие тиражи, большие результаты. Но все равно, есть твердая когорта украинских читателей, благодаря которым, кстати, наш автор и выживает. Сегодня можно говорить, что с литературы можно прожить», — отметил писатель.

В марте 2011 года Шевченковский комитет присудил Шевченковскую премию по литературе Василию Шкляру за роман «Чорний ворон. Залишенець». Однако, накануне обнародования президентского указа о ее присуждении писатель обратился с письмом к тогдашнему президенту Виктору Януковичу, в котором попросил перенести вручение ему награды на время, когда у власти не будет тогдашнего министра образования Дмитрия Табачника. Поэтому в указе президента от 4 марта 2011 года «О присуждении Национальной премии Украины имени Тараса Шевченко» Василий Шкляр не упомянут. Мы поинтересовались, не жалеет ли писатель о таком своем решении.

«У меня было несколько мотивов отказа от этой высшей национальной премии. Толчком стало общение с одной журналисткой, которая меня так расспрашивала и говорит: «А Вы подадите руку Януковичу?». Я и так и сяк пытался уйти от какого-то прямого, резкого ответа. Но задумался, а действительно. К тому времени мотиваций было достаточно, чтобы не принимать эту премию от той власти. Сейчас зависла моя Шевченковская премия в воздухе. Кстати, ко мне обращались очень авторитетные люди, и академики, и авторитеты с Инициативной группы «Первого декабря» (это объединение, созданное в 20-ю годовщину референдума за независимость Украины известными интеллектуалами и общественными деятелями в ответ на обращение трех традиционных украинских церквей — ред.), которые предлагали, что они могут обратиться к президенту Петру Порошенко, они уже говорили с председателем Шевченковского комитета. Я тоже сказал, что не надо ни к кому обращаться. Не надо ничего ни у кого просить. Возможно, когда появится украинский президент, которому не надо будет ничего подсказывать. Меня больше волновало, чтобы дали звание Героя Украины Мирославу Симчичу (Мирослав Симчич — украинский военный и общественный деятель, сотенный УПА, политзаключенный, который был 32 года заключенный советским оккупационным режимом. Кавалер орденов «Свободы» и «За заслуги», почетный гражданин Коломыи и Львова, — ред.), герою моего романа «Троща». Ему уже 97 лет. Был разговор с Администрацией Президента, обещали. Но, к сожалению, нет. Ну, тогда как брать премии, если не отмечены наши величайшие герои», — отметил Василий Шкляр.

Не обошли мы вниманием во время общения с автором и исторических романов и проблем современной Украины, проблем нынешнего общества, тему становления Украины как независимого государства, а украинцев, как самобытной нации, и поиска ответов на вопрос, почему наше государство и наш народ до сих пор вынуждены защищаться, а сейчас еще и с оружием в руках.

«Есть много причин исторических, геополитических, начиная с того, какими соседями наделил нас Господь, а также, учитывая то, как развивалась наша история, наша нация, которая, на мой взгляд, до сих пор не сформирована. Она не получила еще такого становления, если бы украинец был единым. И из-за этой ментальной разобщенности. Сколько бы мы не говорили, что мы сплочены как никогда, мы надеялись, что война закалит, объединит, сцементирует нацию. Видим, что есть разные взгляды на войну, на путь к миру, на путь к победе. И это самая большая наша беда, потому что в процессе этого исторического порабощения украинцев мы знаем, сколько сюда было заселено других наций. Кроме того, почти всегда нами руководили, а потом даже во времена независимости пришли к власти те, чьи деды не были в рядах борцов за свободу Украины. И есть не для одного меня такая одна непостижимая вещь: посмотрите на сегодняшний политикум, на ту его часть, для которых до сих пор наши герои, основные символы борьбы за независимость Украины, эти фигуры вызывают у таких политиков такое сопротивление. Спросите у такого политика, я удивляюсь, почему журналисты не спрашивают, следующее: хорошо, Вас не устраивают Степан Бандера, Роман Шухевич, Петлюра Вам не такой, Мазепа Вам не такой, тогда назовите хотя бы одного героя, отдавшего жизнь за свободу Украины, скажем, в XX веке. Не назовут ни одного. Сколько бы нам ни говорили, что революция — это не тот путь. Нам нужен выбор эволюционный, ибо революция — это все же разруха. Но я не вижу других путей смены власти. Майдан — это всегда стечение нескольких факторов. Кроме того, площадь — это не стихийный взрыв, он нуждается в хорошем лидере, управлении, а также, не надо стесняться этого слова, финансирования. Здесь речь идет не о том, что говорили во время революции, что люди проплаченные, это было не так. Здесь речь идет об организации масштабного процесса.

Помните, как все возлагали большие надежды на наших ребят, которые вернутся с войны, и наведут порядок. Это, пожалуй, одна из причин, почему война не заканчивается, чтобы не возвращались с войны массово, а возвращались в одиночку, отчаявшиеся. Поэтому, к сожалению, эта наша надежда не оправдалась. Но я думаю, если уж будут конкретные антиукраинские масштабные шаги, та же продажа земли, то может так случиться, что Майдан может взорваться раньше, чем некоторые думают. До сих пор украинская нация, к сожалению, не сформирована. Она еще не пришла к своему полному становлению. Я в таком случае вспоминаю слова одного из холодноярских атаманов Cавченко-Нагорного (Иван Савченко-Нагорный — атаман Надднепрянского партизанского отряда, который организовал активное освободительное движение, но которого предали свои же, после чего Савченко-Нагорный был арестован и казнен как уголовный преступник — ред.), которого также сдали свои. Он ночью перед расстрелом имел возможность написать письмо к родным. И там сказал: «Я пошел защищать свой народ, не догадываясь, что большинство этого народа — это серая масса, которая даже не способна мечтать о своей лучшей участи. Поэтому я кладу свою жизнь, свою голову не за народ, а за идею». И вот эта масса, к сожалению, решает судьбу наших выборов. Хотя она является двигателем прогресса. Двигателем национального развития является пассионарное меньшинство. Для нынешнего украинского общества — это теперь, к сожалению, очень малый процент. Но все равно, от него зависит будущее», — считает Василий Шкляр.

По его убеждению, украинцы до сих пор должны прилагать немалые усилия, чтобы сохранить свою самоидентичность.

«Берем бытовые вещи. Я выхожу на улицу, и вместо того, чтобы я себя чувствовал, как рыба в воде в нашем украинском городе, в столице, я все время оглядываюсь, когда услышу свой язык. И это наш человек. Если где-то маленький ребенок заговорил на украинском языке, то сердце вздрагивает. Но разве я должен все время быть на этом сосредоточен? Или в магазин идешь, или в любую сферу обслуживания, когда ты идешь, то все время в напряжении. Ты думаешь о языке, без которого нет нации. А что уж говорить о советских или студенческих временах, когда исключали из вузов за то, что к Тарасу Шевченко ушел. По этому поводу все время чувствуется напряжение вместо того, чтобы заниматься своим делом», — пояснил собеседник.

В конце прошлого года в прокат вышла историческая драма «Черный ворон», снятая по мотивам одноименного романа Василия Шкляра. Он привлекался к работе над фильмом, хотя не работал конкретно над сценарием. Как говорил писатель: «Трудно самому переписывать себя». О романе «Чорний ворон. Залишенець» читатели отзывались хорошо, писали автору слова благодарности. Это произведение очень популярное сейчас на фронте, военные читают его в блиндажах. Мы поинтересовались, какие же были фидбэки о фильме «Черный ворон».

«Отзывы очень хорошие. С одной стороны, чрезвычайно всегда тешит автора, когда говорят, что книга намного глубже. И так и должно быть. Так всегда есть. И отзывы о кино хорошие. И, несмотря на то, что это лишь какая-то частичка моего романа, я тоже доволен этим фильмом. Единственное, что его не смогли показать широко. Например, возле моего дома есть кинотеатр. Я хотел прийти, посмотреть, как люди его воспринимают. Показ был в 23.00. Это из кино выйдешь в час или два часа ночи. Когда даже транспорт не ездит. Или вот мне сейчас звонят из Коломыи. Просят привести фильм. Я отвечаю, что уже показывали. А люди говорят примерно следующее: «Показывали где-то утром, один раз. Люди не все увидели. Привезите». С такой просьбой мне звонят из многих городов, потому что они просто не могли посмотреть. Кого здесь винить, что мы не умеем донести такие вещи. С книгой — все проще. Но я считаю, что фильм сыграл свою роль. К сожалению, не такую, как я ожидал. Потому что, например, о книге были отзывы, что она всколыхнула Украину, то были рекордные тиражи. Поэтому я считал, что кино должно осуществить еще больший эффект. Но оказывается, что украинцы не привыкли ходить на украинское кино. Читать проще. Купил книгу, она у тебя остается. Здесь проще. А смотреть украинское кино… Оказывается, мы должны еще к этому общество приучать. Как оказалось, по сравнению с США, где кинозрителей больше, чем читателей, там зритель приучен к своему кино, у нас в разы меньше тех, кто смотрит украинское кино, чем тех, кто читает книгу. Здесь еще момент, что, например, в райцентрах нет кинотеатров, они уничтожены все. Мне звонят из школ, просят, чтобы я привез фильм. Люди отучены ходить в кинотеатр. Даже неприятные письма поступают с вопросом, когда фильм появится в интернете, или, когда покажут по телевидению. Но кино на широком экране и дома в телевизоре — это совершенно разные вещи. Из-за этого есть определенное недовольство, но это объективно, так с каждым украинским фильмом, к сожалению, пока. Но мы должны снимать как можно больше. Так говорит режиссер Тарас Ткаченко, так мы приучим украинцев ходить в кинотеатр. Тогда фильмы будут окупать себя. Тогда будет развитие отечественной киноиндустрии», — убежден автор.

Сейчас у Василия Шкляра немало предложений по экранизации своих других книг. Автор уже подписал контракт для экранизации романа «Одинокий волк».

«Планировалось в этом году начать съемки. Кроме того, мне предлагали экранизировать роман «Ключ». Но это давняя история. Три режиссера хотели его снимать. Так же есть желание создать фильмы по мотивам «Маруси» и «Трощи». Если все нормально сложится, будем снимать. Думаю, что рано или поздно все мои романы будут экранизированы. В них есть драма человеческая. Каждый из них содержит драматическую киноисторию. Я не скажу, что они легко кладутся на экран, но у меня много предложений. Хотя я не спешу подписывать контракт. В кино есть такая вещь, которая для автора не очень приятная. Когда отдаешь свой роман на экранизацию, то потом 25 лет ты не имеешь права передавать кому-то другому такое право. То есть, если снимут плохое кино, то, по условиям контракта, в течение последующих 25-ти лет переснять его нельзя. Поэтому нужно очень тщательно все взвешивать. По финансированию, именно государством, я не знаю, как будет с этой властью. Там какие-то смутные движения. Я не знаю, какие будут критерии отбора. Мне сейчас трудно об этом говорить. Возможно, украинское кино снова окажется в роли пасынка», — отметил Василий Николаевич.

В завершение разговора один из самых известных и популярных отечественных авторов поделился с нами, что любит читать он.

«Современная украинская литература сильна. Есть целая когорта хороших писателей с настоящим собственным стилем и пространством, которые не пересекаются ни с кем другим. И меня радует, что сейчас авторы не сосредоточены только в Киеве. Если мы возьмем, например, от Ужгорода до Херсона, то везде можно найти хорошего автора. Мой любимый писатель новеллист Григор Тютюнник. Если брать современников, не моего возраста, и не молодых авторов, а постарше, то это Валерий Шевчук. Писатель, который, пожалуй, единственный в самом деле заслуживает звания академика, который этого звания не имеет. Это интеллектуал, это человек, который столько знает и столько написал», — в завершении отметил Василий Шкляр.

Полную видео версию интервью смотрите на сайте «Журналиста».

Подписывайтесь на telegram-канал journalist.today