#ВетНамет интервью: Если бы не война, я бы написала о путешествиях, — Оксана Чёрная

57
Фото: Ярослава Матвеенко

С 22 по 26 мая в Киеве на территории Мистецкого Арсенала прошел IX Международный фестиваль «Книжный Арсенал».  Ветеранская палатка, поставленная прямо посреди двора, где продавали военную литературу, создала большой ажиотаж среди посетителей.  Корреспондент «Журналиста» Ярослава Матвеенко взяла интервью у участников этого необычного проекта.

Книга «Позывной Кассандра» Оксаны Чёрной стала одной из дебютанток Ветеранской палатки и Книжного Арсенала в целом.  В книге «Позывной Кассандра» 67 рассказов, датированных летом 2015: это реальные истории бойцов 28-мой отдельной механизированной бригады, где служила Оксана.

Знаю, что Вы сейчас работаете в Омане?

Это правда, я работаю там преподавателем экономики и финансового менеджмента уже два года.  У меня много студентов, человек 150 за семестр.  Я кандидат экономических наук.  Стараюсь рассказывать и показывать лучшее о нашей стране — ее природу, обычаи.  Однако, несмотря на это, все преподаватели, а у нас международное преподавательское сообщество, в курсе наших событий, и после выборов я часто слышала вопрос: зачем и как это произошло?  Мне было очень неловко, если честно.  Когда начинается курс, я рассказываю студентам о себе, откуда я.  Показываю им  замечательные промовидео об Украине.  Этого достаточно, чтобы их заинтересовать, дальше они гуглят самостоятельно, делятся находками.  Особенно им нравятся наши вышиванки, вышитые платья, традиционные танцы и поражают новогодние зимние обычаи.

Оксана, поделитесь, пожалуйста, детскими литературными воспоминаниями.  Что читаете, читали?  Любимые книги и авторы, герои?

Мое литературное детство было абсолютно советским: я перечитала все популярные собрания сочинений, которые были, наверное, в доме любой советской семьи тех пор – Александр Дюма, Майн Рид, Агата Кристи, Артур Конан Дойл, Берроуз.  Читала все подряд, так как я не понимала, как выбирать книги.  Особенно, конечно, запомнились произведения Дюма.  Сейчас времени для чтения немного, если бы я не работала и не писала свою книгу, читала бы больше.

Какую книгу своих коллег посоветуете почитать?  Какая их книга поразила?

Первой книгой, которую я прочитала, была «Пехота» Мартина Бреста.  До этого я читала его рассказы.  Дочитывала книгу еще во время службы в 28-й бригаде, зачитывала целые отрывки ребятам.  Они смеялись.  Очень позитивная книга.  Конечно, понравилась «Кофе с привкусом пепла» Алексея Петрова: очень откровенная книга, написанная в художественном стиле, который не характерен для военных, как мне кажется.  На очереди «Пехота-2», «Каратели» Влада Якушева.  Книги Юры Руденко, на мой взгляд, интересны тем, кто вообще не в курсе, что происходит в Украине.  Если хотите узнать, с чего все начиналось, в его книгах это очень хорошо описано в жанре романа так, чтобы заинтересовать читателя.  Он просто молодец — углубляется и исследует все детали, снимает видео.  Очень понравилась «Грязь» Сайгона.

 Была бы эта книга, если бы не война?

 Конечно, нет.

 О чем Ваша книга?

О боли.

Много материала не вошло в книгу?

В ходе работы над книгой мне была свойственна самоцензура.  Война — это боль и грязь.  Гражданский человек знает максимум 10 процентов из того, что происходит на самом деле.  Я осознаю, что отразила не всю правду, описала выборочно то, что я считала возможным рассказать.  О том, что было там на самом деле, расскажут потом, когда мы победим.  Сейчас такие козыри давать врагу нельзя.

Сначала я хотела описать всю войну.  Увидев, что у меня уже 200 страниц, я решила сократить ее до событий лета 2015 года, но опять же не все.  Так я хотела успеть к Книжному Арсеналу.

 О чем была бы книга, если бы не война?

О путешествиях однозначно.  Еще до войны у меня был план увидеть все страны мира.  Я много путешествовала, побывала в 40 странах.  Написать есть о чем.  Было бы интересно описать их жизни, культуру, традиции не с точки зрения туриста, а когда ты там жил.

Что у Вас изменилось во внутреннем мировоззрении после написания и издания книги?  С написанием книги изменились ли Вы как читатель?

Военные книги я рассматривала с точки зрения — пишут реальные позывные или названия позиций, правильно ли использована терминология, чисто технические моменты, что можно, а что не писать.  Имена живых и погибших, обстоятельства их гибели.  Я создала определенную концепцию книги: документальные события изложены в художественном ракурсе.

Основная идея книги была рассказать о людях, которые окружали меня на войне.  Я не хочу, чтобы они были забытыми героями.  Хочу, чтобы о них помнили, знали.  Многие совершали настоящие подвиги, невероятные вещи, а о них не знают, большинство даже не вознаграждены.  Человек сознательно принимает решение погибнуть ради того, чтобы спасти другие жизни: это вызывает больше, чем уважение.  Об этом нужно рассказывать людям.  У меня в бригаде работал медик — Жак.  Он фантастический хирург, ему следовало бы поставить памятник, он стоит того, чтобы молиться на его руки.  Он выносил раненых, все знали: если он работает, то он вытащит любого бойца, сделает все от него зависящее, чтобы спасти этого человека.  Но он не будет никому об этом рассказывать, очень сомневаюсь, что в больнице в Кременчуге, куда он вернулся на работу онкохирургом, вообще знают, что он служил.  И таких много: о них нужно кому-то рассказать.

На данный момент продано 400 книг, то есть 400 человек будут знать о моих побратимах.  Моя мечта -10000 проданных экземпляров.  Мой муж пошутил, что нужно героически погибнуть на фронте, тогда их раскупят.  Главное, чтобы не просто покупали, но и читали.  Для себя сразу решила книги не раздарить.  Даже свекровь приобрела книгу.

Какой отклик читателя больше всего запомнился, тронул?

До выхода книги я несколько отрывков выкладывала в сеть, получила хорошую порцию критики.  Но в большинстве случаев это поддержка.  Я решила все же сначала издать книгу, как ее вижу я.  Несколько человек читало ее до издания для технической помощи.  От них я получила совершенно разные отзывы.  Поэтому поняла, что это как в живописи, каждый все равно будет видеть свое.  Муж сказал, что много любви, ему не хватило военных действий.  Одна девушка, которая читала, наоборот сказала, что там мало любви.  Пока не получила отзывов от реальных читателей, не друзей или редакторов, так как книга только вышла.

Планируете следующую книгу?

Планы наполеоновские: книга о 2014, 2016, 2017 годах … Не обо всех написала, чтобы не забыть про всех и никого не обидеть.

Как бы Вы отнеслись к экранизации вашей книги?

Идея очень интересная. И я даже себе представляла, как именно должен выглядеть этот сериал. Да, именно сериал. По типу «Поколения убийц» — американского сериала о первой иракской кампании или «Госпиталя МЭШ» — о войне во Вьетнаме. Каждый рассказ отдельная история. О человеке или ситуации, бое или эвакуации. Хотя я не уверена, что государство с его сегодняшними руководителями и лозунгами «За мир любой ценой» будут заинтересованы в такого рода пропаганде национальной идеи.

 Что читаете или читали младшему поколению: детям, крестникам, племянникам?

Не читаю и не читала никогда.

Кто Ваш самый строгий критик?

Я слишком чувствительна к критике, так что те, кто меня любят, даже не пытаются говорить что-то против. Даже если это конструктивные замечания.

Лейтмотив этого проекта феномен ветеранской украинской литературы — в чем он для Вас?

Для меня феномен в том, что нас вообще сюда пустили.  Люди не хотят этого видеть.  Многие друзья говорят, что не смотрят телевизор, потому что им больно.  То есть мне не болит вывозить раненых, а людям, которые там не были, болит на это смотреть?  Я не совсем понимаю, как такое может быть.  Я понимаю, почему нам сначала отказали, все же это отдельная тусовка.  С моей книгой ко мне в основном подходят «свои» знакомые люди.  С другой стороны, Книжный Арсенал сделал большой шаг навстречу, чтобы показать ветеранам, что это важно.

Сейчас Оксана Чёрная активно презентует свою книгу в городах Украины, а уже в конце месяца снова вернется в Оман.

В Музее украинской диаспоры в Киеве сейчас проходит выставка фотографий «Точка невозврата», сделанных Оксаной Черной во время службы. Выставка продлится до середины июля.

Фото Ярослава Матвеенко

Серию интервью с участниками проекта #ВетНамет читайте по ссылке

Подписывайтесь на telegram-канал journalist.today