Владислав Троицкий: Культура – это орудие, которое строит мир (ВИДЕО)

246
Фото: из открытых источников

Редакции «Журналиста» удалось пообщаться с легендарным режиссером и драматургом Владиславом Троицким. Он – основатель первого в Украине независимого театра «ДАХ», художественный руководитель группы ДахаБраха и фрик-кабаре Dakh Daughters, основатель проектов ЦЕШО и NOVAOPERA.

Довольно часто в украинских медиа и соцсетях звучит мысль о низком уровне культуры украинцев. Речь идет не о манерах поведения или нормах приличия, а о культурном образовании. По этому поводу мы поинтересовались мнением человека, который непосредственно причастен к созданию современного украинского культурного пространства.

«Фактически нет критерия, какая культура нам нужна. Это очень дорогое удовольствие – в том виде, в каком функционируют наши театры. Как это реально работает? Например, знаете ли вы, что в прекрасном театре Фольксбюне (это один из главных театров Германии) в труппе 26 человек? А в театре им. Франко в труппе 120 человек. Сказать, что театр им. Франко лучше, чем Фольксбюне, я бы точно не решился. В театре «Комеди Франсэ» 30 человек в труппе. У нас фактически вся государственная машина, связанная с культурой, это остатки советского строя, феодальные государства, которые приватизировали себе право определять, какая культура нужна нашей стране. Так как государство как государство никогда внятно не высказывало свою стратегию по поводу культурной политики. Фактически, через культурный код формируется идентичность страны и определение, кто мы. Вот этого кода нет. Периодически возникают всплески, условно, национал-патриотического, но это приводит к отторжению к восточному и южному региону, нет цельности. Потом идёт реванш, другая крайность, от этого получается дисбаланс. Фактически, вот этого кода, то есть сказать, чем мы гордимся, что является нашим достижением (кроме войны, Чернобыля и коррупции) мы не можем. Хотя, есть ли чем гордиться? Есть. Но находится в зоне периферийного и чаще всего независимого. Связанные с государством культурные гуманитарные проекты практически не являются имиджевыми для страны. За небольшим исключением фильмов. Благодаря тому, что появилась стратегия развития кинематографа, появилась пара тройка имен, которыми действительно можно гордиться. Но за годы независимости не создано ни одного пространства (ещё раз подчеркиваю – ни одного пространства), которое ассоциируется с современной Украиной. Есть MozArt, есть Odessa Classics, Alfa Jazz, МКФ (Одесский кинофестиваль), есть Atlas Weekend, то есть, есть фестивали, которыми можно гордиться. Заметьте, все фестивали, которые я сейчас назвал, это всё частные инициативы – они не связаны с государством. Иногда государство делает маленький support, но это не доминанта. Нет своей внятной школы – ни режиссуры, ни актёрской игры… У нас приличная школа современных композиторов, но где они могут быть представлены, где вы можете послушать музыку современных украинских композиторов? Боюсь, у вас даже в голове не возникнет такого пространства», — сказал режиссер и драматург.

Владислав Троицкий также основатель и президент международного мультидисциплинарного фестиваля ГОГОЛЬФЕСТ. Кроме того, он является автором идеи создания культурного пространства -места (сооружения, помещения, дома), где представители разных арт-направлений могли бы проявить себя, став катализаторами рождения новых смыслов и местной достопримечательностью.

«С одной стороны, можно бесконечно ожидать, что какие-нибудь пупсики в государстве, до них дойдёт, что это на самом деле определяет само понятие нации, от этого определяется, собственно, скорость развития нации и через что мы транслируем определенные ценности… Потому что ты можешь сколько угодно говорить «не укради», хоть десять заповедей, хоть что угодно, христианские заповеди… Но если у тебя нет инструментария, через что ты доносишь это до детей, просто до людей, тогда это получается случайная история. Где-то в семьях есть, а где-то нет. А когда они приходят в школу, видят в большинстве своем несчастных униженных учителей, и они понимают, что уважения к этой профессии нет, уважения к профессии врача нет… Вообще, к какой профессии у нас есть уважение? Депутат? Нет. Бизнесмен? Нет. Какая профессия является безусловной? Ну, легендарные IT-шники. IT-шники это круто, я сам бывший IT-шник, но на IT, к сожалению, мир не построишь. IT-шникам тоже нужно питаться свежими идеями. Вот это формирование новой среды, новых пространств, так называемых катализаторов рождения новых смыслов, там, где могли бы транслироваться физические ценности, то есть не просто во время условного Atlas Weekend, Гогольфеста, MozArt, Odessa Classics или МКФ. А ты приходишь в городе Киеве, в городе Одессе, в городе Львове, в Днепре, Харькове, Мариуполе и понимаешь, что вот здесь это соответствует твоему представлению, твоей мечте и твоей визии об Украине. Это можно делать, где угодно, в любом месте.

В этом году у нас будет от 9 до 12 фестивалей на данный момент. Там будет и Дрогобыч, и Славутич, там будет Ирпень, там будет Полтава, там будет Винница, тот же Мариуполь, Днепр, Одесса, Ужгород, который как бы на периферии нашего сознания. Но у нас в Украине вообще нет представления, что происходит в Украине. Если я простого человека спрошу, что у нас происходит в Чернигове или Сумах, или та же Винница… Никто ничего не знает. У нас нет единого информационного пространства. Культура как раз может сшивать нашу прекрасную Украину.

Гогольфест вошел в топ-5 лучших фестивалей Европы за счёт этой концепции. Уникальная концепция состоит в том, что мы приезжаем в город, происходит инициация местных активистов, художников, неравнодушных людей, они подсвечиваются и для местной власти. Мы выстраиваем, формируем связи с Западом, мы делаем резиденции. Могли ли вы представить, что Мариупольский театр делает совместную премьеру с Дортмундом сначала в Мариуполе, потом в Дортмунде? Большой спектакль. Мы фактически сняли запрет на посещение Мариуполя. Несколько посольств, благодаря Гогольфесту, сняли запрет для своих граждан на посещение Мариуполя. Поэтому культура на самом деле это фантастическое оружие. Не хочется использовать термин оружие… Это орудие. Орудие, которое строит мир. И важный аспект, через что ты себя идентифицируешь. Ты идентифицируешь себя через врага? Кучма в свое время написал «Украина – не Россия», но он не написал, а – что? Когда-то я предложил концепцию, что Украина может быть, так называемый, оффшор для пассионариев, потому что западный мир достаточно забитый, молодым художникам и вообще активным людям очень сложно проявить себя. В Украине практически ничего нет, поэтому очень легко, создав такие пространства (ещё раз подчеркиваю – физические пространства), они приезжают сюда, создается минимальный donation – и тут происходит просто фантастический всплеск. И вот последняя концепция это формирование сети сквотов. Мы проверили эту концепцию сначала в Центре Довженко, потом мы это делали в Днепре, Виннице, и мы увидели, насколько это круто работает. Краткое содержание этой концепции, которую, я надеюсь, наше министерство, наша прачечная, примет как одну из рабочих версий, потому что она не требует особых ресурсов – она требует немножко политической воли. И очень быстрый результат. Суть: берется госздание (не важно – в подчинении бывшего НИИ – не важно, но оно большое должно быть), делается косметический ремонт (то есть, меняются окна, чтоб было тепло, делаются нормальные туалеты и делается фойе). И год государство содержит коммуналку. Стафф – человек 10. Потом сдаешь каждую комнату этого прекрасного здания художникам, музыкантам, театральным студиям, делается хостел, делается мини-гостиница, делается фуд-корт. Это всё горизонтально, то есть управляемый сквот. Упаковывается актовый зал и это финансируется только один год. После этого все арендаторы (художники) платят только коммуналку и небольшой плюс на инфраструктуру, на содержание команды (охрана, уборка). Каждые выходные все мастерские художников открыты, то есть публика может приходить и бродить по этому лабиринту волшебства. Там же будет куча детских студий (театральных, художественных, цифровых анимаций, музыкальных). То есть это всё наполнено буквально за полгода, она станет самым модным местом города, потому что туда все будут идти, отводить своих детей, там будет громадный лист ожидания, там будет круто проводить свой досуг – с детьми, самому, молодым ребятам, взрослым, пожилым – неважно. И это будет круглосуточная тема, потому что оно будет и ночью, и днём, и утром – она будет всегда заполнена. Даже с точки зрения города это почти не стоит денег. Надо просто воля. Вот это здание, которое кто-то приберег для девелоперского проекта, чтобы снести и построить какую-то очередную Оcean Plaza, вместо этого просто взять и сказать: «Ребята, сделаем что-нибудь прекрасное». Это здание обрисуют граффити, оно будет уникальным арт-объектом города, станет туристической достопримечательностью, все туристы будут обязательно приходить в это место», — рассказал Владислав Троицкий.

Режиссер также подчеркнул, что важно, чтобы жители и власть города «присвоили» себе такой арт-объект.

«То есть мы помогаем выстроить и ухаживать за этим «волшебным растением». А следующий ход – это сама, сама. Это и называется формированием реального гражданского общества. Гражданское общество – это не только протесты, вернее даже это не столь протесты. Потому что в нашем сознании понимание гражданского общества формируется так, что это когда мы можем выйти на Майдан и сказать кому-то Януковичу «нет». Ок. А теперь давайте скажем «да». И кейсы такие есть. Тот же «Кураж Базар» или «Всі свої». Это пример, когда гражданское общество создает что-то», — добавил собеседник.

На базе Центра Современного Искусства «ДАХ» функционирует театральная школа, где можно научится не только актерскому мастерству. Как сказал сам Троицкий в одном из интервью, то, что он делает, это вопреки всему.

«ДАХ», ДахаБраха, Dakh Daughters, ЦЕШО, NOVAOPERA — все эти проекты родились здесь. Значит это система. Театр объездил полмира с драматическими спектаклями. Это тоже, наверное, определенное качество продукта. А так как у меня нет официального статуса, Вы же сидите в андеграунде… Больше чем 25 лет этому пространству. Здесь нет ни одной копейки от государства. Кроме того, мы находимся в жестких неконкурентных условиях с тем же театром оперетты или театром им. Леси Украинки. Потому что там есть дотации от государства и большое бесплатное здание. У нас этого всего нет. И в этих неконкурентных условиях нам удается создавать конкурентный продукт не только внутри Украины, но и конкурентный продукт мирового уровня. Значит, наверное, что-то здесь есть хорошее. Создавая что-то, я никогда не ровнялся на Украину, я всегда пытался делать и делал то, что вписано в мировой контекст, опираясь на энергию этой земли, ее мелодичность и самобытность, которая проявлена в виде украинского пения, украинского мелоса, работая с украинскими композиторами, которые действительно очень крутые (есть десяток имен мирового уровня, которых даже самые образованные люди нашего общества не назовут), а также работая с профессиональными музыкантами, которые часто под крепостным правом у оркестров.

То есть, сначала необходимо понять, что наше. Во-вторых, создать физическое пространство, где это может функционировать в постоянном режиме. В-третьих, создать медиа (целую инфраструктуру), которая сформирует для людей аналитику и будет помогать дегустировать культурный код страны. Этого пока нет. Попытки были, тот же журнал «ШО», который сколько уже лет существует и он качественный. Но он очень нишевый. О нем практически уже никто не знает. Был журнал «ART UKRAINE» (журнал просуществовал до 2013 года, — ред.). Никто уже ничего не помнит. Сейчас не осталось ни одного печатного медиа, связанного с культурой. Все нишевые платформы, которые существуют, они настолько микроскопичны, что можно сказать, что их просто нет. Представьте, что у нас в 40-миллионной стране нет ни одного медиа, связанного с гуманитарной и образовательной сферой. Без этого сложно формировать ощущение будущего. Как тогда вообще что-то оценить, когда нет никаких критериев», — подытожил наш собеседник.

Более подробно об этом, а также видеоверсию с легендарным режиссером и драматургом Владиславом Троицким смотрите на сайте «Журналиста».

Подписывайтесь на telegram-канал journalist.today