Заместитель директора Охранной археологической службы Украины рассказал о проблемах археологических исследований в Украине (ВИДЕО)

Post image

Фото: из открытых источников

Об археологии как науке, ее значение, об особенностях археологического исследования памятников, о том насколько важно сохранять материалы старины и какие проблемы мы имеем в Украине, рассказал археолог, специалист по истории ранних славян, заместитель директора Охранной археологической службы Украины Антон Паникарский.

Археология как наука не может быть региональной, локальной, национальной
Археология - не такая уж и древняя наука - ведь существует всего около 200 лет, однако за это время сформировались различные течения и школы. Как к этому пришли? Конечно же, благодаря накоплению знаний. Заинтересованность стариной, коллекционирование в Европе привело к тому, что оформилась определенная отрасль, которая связана в первую очередь с историей. Это в контексте гуманитарных знаний имеется в виду.
Но в не меньшей степени археология пользуется методами других наук (в первую очередь естественных). Важно понимать, что археология как наука не может быть региональной, локальной, национальной. Хотя мы знаем периоды, к примеру, когда история развивалась на базе национального самосознания, самоидентификации. Но тем не менее, археология находится вне границ, потому что мы исследуем те явления, которые бытовали в гораздо более древние времена, к тому же, фактически, охватывая период начиная от появления человека и до начала ХХ в.
Сейчас вопрос к тому, что считать археологией, то есть где она заканчивается. В конце концов, грубо говоря, все, что находится в земле, как результат деятельности человека - это и есть археология. Здесь мы имеем дело не только с орудиями труда, предметами быта, украшениями и т.д., то есть находками, вещами, которые мы можем видеть, но и с теми выводами, на которых базируется знание о древней истории, о жизни древних людей, которые связаны именно с контекстом - как они жили. Это и поселения, и могильники, и курганы, то есть разные категории и явления древней жизни, которые так или иначе отражены в материале. И в этом плане действительно хотелось бы отделять украинскую и европейскую археологию от мировой. Потому что вся эта отрасль, вся эта наука она едина. Нам стоит осознавать, что и украинская археология является частью мировой. И понимать, что украинские исследователи ничем не хуже иностранных коллег, и нам есть о чем рассказать зарубежным коллегам, и, безусловно, имеем чему у них поучиться. Нам важно понимать, как тем, кто хочет приобщиться к европейскому социуму, нельзя ставить барьеры и изучать археологические материалы исключительно регионально, без общего контекста.

Задачи и социальная значимость археологии

Наверное, неправильно будет говорить, об археологии как объединяющем факторе. Ведь мы имеем много примеров, когда идентифицируются какие-то национальные вопросы, разнообразие в плане жизни страны. Поэтому одна из задач археологии - донести до общества, что границы во многом условны. Но наряду с этим, археология помогает решать вопрос - почему сложились определенные области, регионы... ведь фактически это разделение заложено тысячами лет. Говорить о задачах археологии можно в контексте гуманитарной науки, поскольку все вращается вокруг мира человека, общественных отношений. Важно понимать воспитательную цель археологии, образовательную.
Кроме того, важным является значение археологии в формировании досуга людей. Современный человек испытывает влечение, заинтересованность предметами старины. И здесь возникает вопрос, каким образом объяснить это все людям, дать возможность узнать ту информацию, спрос на которую есть сегодня у граждан под влиянием, не в последнюю очередь, фильмов, книг... Вот это вопрос. Соответственно, люди посещают музеи, смотрят на артефакты, посещают заповедники, скансены (скансен - этнографический комплекс - музей под открытым небом, музей-деревня. Общее название произошло от комплекса, который расположен на острове Юргорден (швед. Djurgården) в Стокгольме - ред.), где видят реконструкции, участвуют в мастер-классах. Они нуждаются, в силу любознательности, понимать, как жили их предки, психологический аспект обусловливает заинтересованность человека стариной. В Европейских странах есть целое туристическое направление по этим вопросам. Это действительно мощное явление, которое базируется именно на археологическом знании. И в данном ключе Украине есть еще над чем работать. К тому же, кроме образовательного, воспитательного, научного аспекта, развитие указанного направления еще и коммерчески обосновано.

Археологам, чтобы полноценно исследовать памятник, фактически надо его разрушить

Археологам, для того, чтобы изучить археологический памятник, фактически нужно разрушить объект. Есть конечно методы и неразрушительные, но они не позволяют исследовать памятник полноценно. Это, к примеру, использование сканеров, современная геофизика, методами которой археологи пользуются активно последние 20 лет. Но исследовать определенные объекты - остатки древних поселений, или могильников, мы можем только пользуясь разрушительными методами. У нас все, что связано с исследованием - связано с землей. Соответственно, должны углубиться и исследовать территорию, пользуясь установленными методологическими основами. Безусловно, памятник в данном случае разрушается, уничтожается после изучения. Но оказываются вещи, которые заслуживают консервацию, музеефикации. Это то, что для нас особенно важно. Это и архитектура, и вещи, которые экспозиционные - остатки сгоревших поселений, например, что позволяет не представлять, как все было, а демонстрировать визуально.

Сохраняя археологические находки, научные центры не могут существовать в отрыве

Здесь в первую очередь вопрос с материальными остатками деятельности человека. Важно правильно все зафиксировать, чтобы в дальнейшем правильно все передать для ученых, для анализа. Остатки попадают потом в музей - и хранятся в фондах и экспозиции. На этом этапе важно понимать для чего это делается. Да, мы приобретаем определенные вещи в процессе исследований, некоторые из них аттрактивные, выразительные (например, какая-то посуда красивая, украшения), а есть много массового материала (который в большей степени важен именно для ученых), которые хранятся в фондах.
В Украине есть проблема в том, что нет стандартов, условий для хранения. У нас происходит так, что если исследования проводятся в определенном регионе и если там есть музей, то вещи передаются в региональный музей. Но далеко не везде есть такие хранилища. Кроме того, там, где они есть, часто существуют различные требования, поскольку нет унификации. И часто музейные работники несколько оторваны от этого. Но ситуация заключается в том, что археология она многоплановая в том смысле, что археологов в Украине немного, но есть мощные центры исследований, заповедники, и, конечно музеи, которые должны быть взаимосвязаны. К большому сожалению, между нами часто нет какой-то согласованности. Каждое учреждение имеет в своем уставе, в своих правилах определенные требования, как это хранить, как это демонстрировать.
Некоторые правила складывались еще в советском союзе, некоторые появились за последние 25 лет. Нам не надо безоглядно копировать опыт из-за границы, у нас есть свои определенные наработки, тоже хорошие, но нет платформы для того, чтобы эти вещи обсуждать и каким-то образом их внедрять и понимать, что это единый процесс. И археологам, и музейным надо действовать сообща. Мы подходим к тому, что сложилась проблема коммуникации и координации. Поэтому, если подытожить, у нас сложилась система, когда ведущая организация, которая занимается археологией - Институт археологии Национальной Академии Наук, но в этот процесс включены и другие структуры - университеты, научно-исследовательские центры, заповедники, музеи, и мы должны понимать, что нам надо работать вместе, потому что наука не может существовать в отрыве в том или ином очаге.

Сегодня есть достаточно бессистемная ситуация с публикацией археологических материалов

Завязываются личностные и институциональные отношения сотрудничества. Но надо понимать, что в этом смысле должно быть отлаженная политика. Часто сотрудничество ограничивается приездом иностранных специалистов к нам, или наши ученые едут туда и это выглядит довольно бессистемно. Наш опыт ничем не хуже зарубежного. Здесь опять вопрос коммуникации, знание языков, совместного написания грантов. Украинские археологи на фоне общеевропейского контекста должны выглядеть как самодостаточные. Конечно недостаток финансирования - то есть проблема. Должна быть государственная заинтересованность, понимание, что без археологии не будет полной картины истории древности. Но тем не менее надо обмениваться студентами, отправлять на стажировку, больше писать, создавать репозиторий (репозиторий (англ. Repository) - специальный сервер, на котором хранится и с которого можно загрузить программное обеспечение - ред.) наших работ, чтобы те вопросы, которые связаны с аудитом - с измерением качества деятельности археологов как ученых были на должном уровне. Должна быть создана государственная платформа, чтобы показывать нашу базу. А так получается, что сейчас выходят сборники, выходят публикации бессистемно. В этом плане Украине, конечно, стоит перенять опыт иностранных коллег. Потому что на данный момент имеем достаточно хаотичную ситуацию.

На сегодня в археологии есть несколько серьезных проблем

На сегодня мы имеем ряд проблем в отрасли, которые требуют решения. В первую очередь, это образовательная проблема - нехватка кадров, ведь мало что мотивирует выпускников вузов оставаться в отрасли. Кроме того, есть серьезные проблемы, связанные с внедрением законодательства, с диссонансом, который порой возникает.
Кроме того, есть проблема с «черной археологией».
Вместе с тем, необходимо доносить до населения важность археологических исследований. Так, время от времени проводятся мероприятия в археологических музеях, проходят Дни науки, в рамках которых специалисты пытаются показать «живую историю». И в данном направлении следует развиваться дальше, развивая как науку, так и повышая уровень осведомленности населения.

Подписывайтесь на наш Telegram и Twitter